vladimirtan (vladimirtan) wrote,
vladimirtan
vladimirtan

Category:

Мистика в жизни — Михаила Булгакова… И Гоголя

пишет  vitkvv2017 здесь https://vitkvv2017.livejournal.com/6224622.html

Окутаны ореолом тайны и мистики, судьба и творчество одного из наиболее противоречивых личностей, писателя XX века Михаила Афанасьевича Булгакова. Но о трех загадочных встречах Булгакова с его гениальным соотечественником, мистиком и великим писателем  Н. В. Гоголем стало известно только после кончины Михаила Афанасьевича: трагической смерти, которую он сам себе предсказал задолго до 1940- рокового для него года.


На краю пропасти

В голодном и ужастном 1917 году, работая в одной земской больнице врачом , молодой Михаил Булгаков тяжело заболевает — заразившись от больного ребенка дифтерией. Поставив себе диагноз, Булгаков впрыскивает себе противодифтерийную сыворотку, которая моментально дает ужасный аллергический эффект: все тело молодого врача покрылось сыпью, лицо его распухло, начался нестерпимый зуд.

Промучившись всю ночь, Булгаков попросит жену сделать ему инъекцию морфия. Повторные инъекции в следующие два дня спасли Булгакова от острой аллергической реакции, но дало предсказуемый эффект: у молодого Булгакова появилось привыкание к наркотику.

Новоприобретенная пагубная привычка начала стремительно развиваться, неумолимо разрушая физическое и душевное здоровье Булгакова. До ужаса боясь того, что его пагубное пристрастие станет известным коллегам и окружающим, он впадает в тяжелейшую депрессию, при которой Булгакову казалось, что он сходит с ума. Приехав в Киев весной 1918 года после нескольких неудачных попыток вылечиться, молодой писатель уже пил опий прямо из пузырька.

Попытки первой жены Булгакова Татьяны Николаевны мешать пагубной привычке мужа вызывали его неудержимую ярость. Татьяна Николаевна вспоминала, что в порыве гнева Михаил Афанасьевич кидал в нее горящий примус, неоднократно целился из револьвера. Наконец, Татьяна Николаевна, желая обмануть больного, вместо морфия начала впрыскивать Булгакову дистиллированную воду. Это приводило к периодам тяжелейших ломок.

И вот при одном из подобных приступов, поздней осенью 1918 года, на съемной квартире в Киеве к корчившемуся от боли Булгакову явился … Гоголь! Как писал позже в одном из своих дневников Михаил Афанасьевич, той ночью к нему в комнату стремительным шагом вошел «низенький остроносый человечек с маленькими безумными глазами», склонился над его кроватью и зло погрозил ему пальцем.

На следующее утро Булгаков не мог понять, было ли это сном, который был навеян тяжелыми телесными страданиями, или же дух великого писателя на самом деле приходил к нему, дабы уберечь от надвигавшейся катастрофы. Как бы то ни было, но с той драматичной и памятной для Михаила Афанасьевича ночи он удивительным образом навсегда избавился от наркотической зависимости, которую позже весьма убедительно описал в своем рассказе «Морфий».

Вестник любви

Вторая встреча Булгакова была связана с загадочными обстоятельствами, предшествовавшими его знакомству со своей третьей — последней — женой, последней настоящей любовью, последней и самой яркой музой позднего периода творчества писателя.

Как-то на Масленицу в московскую квартиру своих знакомых, у которых обещал быть «знаменитый Булгаков», пришла Елена Сергеевна Шкловская — жена крупного советского военачальника, доктора наук, профессора Евгения Александровича Шкловского. Михаила Афанасьевича и Шкловская познакомились. Булгаков принялся шутливо ухаживать за 35-летней красивой дамой, польщенной вниманием известного писателя. И вдруг… уже не шутливо она ответила Булгакову взаимностью.

С этого вечера и начался их бурный, длившийся более двух лет роман, в котором было все: и страстная любовь, и ревность, и сцены, и разлуки. Однажды, получив разрешение у Елены Сергеевны проводить ее до дома (в это время Е.А. Шкловский был в командировке), Булгаков как вкопанный остановился у подъезда своей возлюбленной. Несмотря на упорные расспросы Елены Сергеевны о том, что привело Михаила Афанасьевича в столь сильное замешательство, в тот вечер Булгаков не раскрыл его причину. И лишь много позже, тяжело умирая на руках своей жены, он рассказал Елене Сергеевне о странной встрече, случившейся с ним за несколько лет до их знакомства.

Одним из холодных осенних вечеров  1927 года Булгаков шел по тусклым московским улицам. На душе у него было скверно: пристальное внимание к писателю ОГПУ, безденежье, трудности с публикациями произведений и проблемы в семье его и без того непростую жизнь делали просто невыносимой. Вдруг на одном из малолюдных перекрестков Михаила Афанасьевича случайно столкнулся с прохожим. Подняв глаза, он снова, как когда-то ночью в киевской квартире, увидел «низенького остроносого человечка с маленькими безумными глазами» — в шляпе и старомодном потертом пальто.

Человечек пристально с прищуром посмотрел на Булгакова, затем кивнул на незнакомый Михаилу Афанасьевичу большой каменный дом с вычурной лепниной, возвышавшийся справа от писателя, и, не сказав ни слова, стремительно исчез в темной гулкой подворотне. Сомнений не было — Булгаков снова встретился с самим Гоголем. Но о чем он хотел сказать писателю, Булгаков тогда так и не понял. И вот в тот памятный для Булгакова вечер, когда он провожал свою возлюбленную, Булгаков, к своему изумлению, узнал, что в этом загадочном доме, на который когда-то обратил его внимание Гоголь, живет Елена Сергеевна.

Гранитная шинель

О своей последней встрече с Гоголем Михаила Афанасьевича рассказал в письме своему давнему другу Павлу Попову весной 1932 года. Писатель тогда работал в Малом театре над инсценировкой знаменитых гоголевских «Мертвых душ». По словам самого Булгакова, постановка шла из рук вон плохо. Михаила Афанасьевича не устраивали ни режиссура, ни декорации, ни игра знаменитых актеров, которые, по его мнению, были далеки от истинного замысла автора. Описывая в письме Попову свои творческие терзания, Михаила Афанасьевича упоминает о том, что ему приснился сам Гоголь.

Великий писатель ворвался к нему в квартиру и грозно воскликнул: «Что это значит?!» Как следует из письма, Булгаков начал оправдываться перед великим мастером, объясняя неудачи в работе над постановкой слабым актерским составом, отсутствием хорошего декоратора и прочими трудностями. И вдруг в самом конце их ночной встречи, сам того не желая, Михаила Афанасьевича неожиданно произносит странную, на его взгляд, фразу: «Укрой меня своей гранитною шинелью!»

После этих слов Михаила Афанасьевича Гоголь откланивается и исчезает. В то время мнительный и видевший во всем тайные знаки Булгаков не смог дать объяснения этой приснившейся ему фразы. Истинный смысл ее неожиданно открылся Елене Сергеевне через 12 лет после смерти писателя. Длительное время на могиле Булгакова на Новодевичьем кладбище не было памятника.

Однажды Елена Сергеевна, придя на могилу мужа, заглянула в кладбищенскую мастерскую и вдруг увидела там видавшее виды гранитное надгробие. На вопрос женщины о камне мастер ответил, что это — снятая с могилы Гоголя старая голгофа (тип надгробного памятника в виде глыбы, увенчанной крестом), вместо которой к 100-летию со дня смерти писателя был установлен новый добротный памятник.

По просьбе вдовы Булгакова эту тяжелую гранитную «шинель» вытащили из мастерской и водрузили на могилу Михаила Афанасьевича, где она стоит и по сей день. Позже, вспоминает Елена Сергеевна, ей приснился покойный Михаил Афанасьевич. Булгаков низко поклонился ей и вышел из белой комнаты, закрыв за собой дверь.

Современные исследователи творчества Михаила Булгакова и Николая Гоголя все чаще отмечают, что оба эти человека во многом были схожи. Мистический склад характера, мнительность, доходящая до исступления, непоколебимая вера в силу провидения наложили неизгладимый отпечаток как на творчество, так и на личную жизнь писателей. Вполне может быть, что Булгаков, который хорошо знал творчество Гоголя, это чувствовал и понимал, что их связывает некая невидимая, но прочная нить, которая не разорвалась и после смерти автора «Мастера и Маргариты».

Дом Булгакова. «Нехорошая квартира».





Дом Булгакова «Нехорошую квартиру», находящуюся неподалеку от Патриарших прудов в Москве, знает большинство россиян по знаменитому роману Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита» (Квартира № 50 дом 302-бис по Садовой улице ); именно там поселился Воланд прибыв в Москву, и именно там в романе произошла встреча реальных людей и потусторонних сил.

Но после того как роман вышел в свет реальный прообраз квартиры и сам стал наделен мистической силой: со слов очевидцев, ночами в ней происходят таинственные непонятные вещи.

Прообраз квартиры

«Нехорошая квартира», описанная в романе, в действительности находится в центре Москвы по адресу: Большая Садовая, дом 10. Именно в этом доме жил писатель с 1921 по 1924 год и вывел в романе свою квартиру коммунального типа под № 50. Номера дома 302-бис — ни на одной из Садовых улиц Москвы не было и нет с таким большим номером.








Из истории дома

Дом № 10 в стиле модерн. Архитекторы — Э.С. Юдицкий и А.А. Милков. Построен на деньги мецената, владельца табачной фабрики «Дукат» Ильи Давыдовича Пигита. Построен дом был за 9 лет до Октябрьской революции как доходный дом для сдачи квартир внаем и в скором времени наполнился московской богемой — в разное время там жили В.И. Суриков, П.П. Кончаловский, Г.Б. Якулов.

После революции дом был поделен на коммуналки, большая часть из которых были спроектированы по типу общежития: длинный коридор с комнатами с обеих сторон и одной общей кухней на всех хозяев. Таковой была и описанная в романе квартира №50.








Дом Булгакова

Своего жилища Михаил Афанасьевич Булгаков, стыдился, однако вплоть до 1924 года у него не было возможности перебраться в другую комнату или другой дом. Обычно, в гости в «Нехорошую квартиру» знакомых он не приглашал: „Можно представить, входит Ильчин и видит диван, с распоротой обшивкой и торчащими пружинами, над столом на лампочке абажур сделанный из газеты, и кошка ходит, а из кухни слышится ругань Аннушки“. В общей кухне шипели примусы, по коридору, где постоянно туманом стоял чад, было развешено сырое белье, а из разных комнат квартиры раздавались пьяные голоса… Воспоминания не из легких.

1924 год, август — Булгаков с супругой съехали в другую квартиру этого же дома: № 34, также на четвертом этаже, но в подъезде напротив. В ней проживала состоятельная интеллигентная чета Манасевичей, которым порекомендовали писателя с женой, чтобы не довелось подселять к себе рабочих. Возможно, именно благодаря им в «Нехорошей квартире» в «Мастере и Маргарите» проживают все-же не рабочие, а литературные чиновники Берлиоз и Лиходеев.

Мистика в Доме Булгакова

После того как роман был напечатан с квартирой и даже самим домом начали происходить таинственные мистические вещи: литературные образы будто ожили и заполнили квартиру, в которой когда-то поселились герои романа. Маляры, перекрашивавшие стены в «Нехорошей квартире», рассказывали, как наутро сквозь слой побелки проступил силуэт кота.

Вначале маляры подумали, что вчера попросту пропустили обработку части стены, и тщательно перебелили ее вновь, однако на другое утро с изумлением снова обнаружили силуэт кота на том-же месте. Пробовали спрятать это пятно под несколькими слоями побелки, но оно снова проступило поверх известки. Тогда в ужасе маляры отказались от проведения ремонта в этом чертовом месте, а по их совету не стали белить стены и остальные отделочники.

Проступающие через отделку стен образы «Мастера и Маргариты» характерны не только для квартиры, но и для подъезда. Многочисленные почитатели героев произведения, собиравшиеся на лестнице, ведущей в квартиру №50, коротали время, обсуждая роман и разрисовывая стены подъезда образами любимых героев. Но надписи и многочисленные рисунки на стенах в подъезде не нравились проживавшим в доме обывателям, и они несколько раз делали попытки закрасить стены простой краской, однако образы, будто по велению свыше, проступали снова и снова через густой слой покрытия.

После череды неудачных попыток один жилец разозлился и закрасил изображение Воланда слоем черной краски, рассчитывая на то, что на темном фоне рисунок будет не виден, но образ Воланда отчетливо проступил поверх черного пятна.








Те, кому повезло пожить в квартире Булгакова или по соседству, тоже оставили воспоминания о мистической атмосфере в квартире. С наступлением ночи она будто оживала: даже в абсолютно пустой квартире скрипел старинный паркет, слышались глухие шаги. Проживающие там все время слышали чье-то дыхание и вскрики; складывалось впечатление, что сам Булгаков или герои его романа незримо приходят в свою любимую квартиру.

С домом Булгакова связано еще одно мистическое событие, которое наблюдали многие из москвичей, проживавших или проходивших в ночное время по Тверской и Большой Садовой. Согласно свидетельствам очевидцев, они неоднократно наблюдали, как из одного дома в районе Тверской выходит полупрозрачный фантом огромного черного кота, бесшумно переходит на другую сторону и так же бесследно исчезает в стене дома напротив. Происходит это два раза в месяц, потому появление кота смогли увидеть многие, что и дало возможность занести фантом Бегемота в Международный справочник по привидениям.








Музей Булгакова

Убедиться в мистической атмосфере «Нехорошей квартиры» может каждый желающий. В наши дни квартира № 50 превратилась в Музей имени М.А. Булгакова, пока единственный в России, в нем проводят чтения произведений Михаила Афанасьевича, есть возможность ознакомиться с фотографиями и сохранившимися рукописями, а для любителей острых ощущений предоставляется право прийти на ночные экскурсии по квартире и самим почувствовать мистическую атмосферу места, в котором некогда проходил бал Сатаны.









Мистика жизни Гоголя…






Мистика жизни Гоголя или что сжег перед смертью гений : свое поражение или триумф?

Гоголя Николая Васильевича осознание ответственности таланта за собственное предназначение привело к убеждению, что он может смотреть на людские пороки и достоинства свыше, а гений его обязан реализовывать все это в слове.

«Разбудило во мне чувствительность»

Николаю Васильевичу Гоголю как величине  представление не нужно. Его творчество нам преподают еще в школе. А. С. Пушкин настолько сильно ценил Гоголя, что им был подарен сюжет «Ревизора» и идея «Мертвых душ». Булгаков считал его своим учителем. И, скорей всего, в России не найдется ни одного человека , который относился бы к Гоголю равнодушно.

Однако, как и любую звезду, Николая Васильевича даже после смерти «достают» поклонники: они умудряются копаться в его могиле, для того чтобы рассмотреть, не сорвана ли обшивка с гроба, не похоронили ли гений живым: лежит ли его скелет ровно или повернут набок. А кто-то и вовсе, говорят, выкрал из захоронения череп писателя.

И не только останки Гоголя не дают покоя его «поклонникам»: они не оставляют попытки перекроить его мировоззрение, «подправить» «Тараса Бульбу», осовременив постановки его пьес до такой степени, что авторство становится неузнаваемым, ну и так далее.

Прошло более 150 лет со дня кончины Н. В. Гоголя, а страсти вокруг его личности, его судьбы и его произведений все не утихают. Будто сами силы тьмы борются за его имя, напоминая нам о себе. Даже учитывая то время, в котором жил Гоголь (1809–1852), к вере у него было странное отношение, испытывал мучительный страх перед загробным миром и пытался избыть этот страх словом, создав «Пропавшую грамоту», «Вия», «Майскую ночь, или Утопленницу», «Сорочинскую ярмарку» и другие подобного рода произведения.

Гоголь был первый ребенок в семье, а всего в ней родились 6 мальчиков и 6 девочек. Выжили немногие, что матерью Коли, Марией Ивановной, естественно, сильно переживалось. В роду Гоголя были православные священники, Мария Ивановна же отличалась скорее языческим мироощущением, основанным на «чудесах» и инфернальных страхах.

В письме Гоголя к матери 1833 года есть такие строки: «…Один раз, — я живо, как теперь, помню этот случай, — я просил вас рассказать мне о Страшном суде, и вы мне, ребенку, так хорошо, так понятно, так трогательно рассказали о тех благах, которые ожидают людей за добродетельную жизнь, и так разительно, так страшно описали муки грешников, что это потрясло и разбудило во мне чувствительность, это заронило и произвело впоследствии во мне самые высокие мысли». Так что, можно сказать, благодаря именно матери в маленьком Коле начали бродить смутные ощущения чудесного и возвышенного и желания реализовать их на бумаге.

«Стук времени, уходящего в вечность…»

Но было в его детстве и немало самых серьезных страхов. Гоголь вспоминал один случай из своей жизни: «Было мне лет 5. Я сидел один в Васильевке. Отец и мать ушли… Спускались сумерки. Я прижался к уголку дивана и среди полной тишины прислушивался к стуку длинного маятника старинных стенных часов.

В ушах шумело, что-то надвигалось и уходило куда-то. Верите ли, мне тогда уже казалось, что стук маятника был стуком времени, уходящего в вечность. Вдруг слабое мяуканье кошки нарушило тяготивший меня покой. Я видел, как она, мяукая, осторожно кралась ко мне. Я никогда не забуду, как она шла, потягиваясь, а мягкие лапы слабо постукивали о половицы когтями, и зеленые глаза искрились недобрым светом. Мне стало жутко. Я вскарабкался на диван и прижался к стене.

«Киса, киса», — пробормотал я и, желая ободрить себя, соскочил и, схвативши кошку, легко отдавшуюся мне в руки, побежал в сад, где бросил ее в пруд и несколько раз, когда она старалась выплыть и выйти на берег, отталкивал ее шестом. Мне было страшно, я дрожал, а в то же время чувствовал какое-то удовлетворение, может быть, месть за то, что она меня испугала. Но когда она утонула, и последние круги на воде разбежались, водворились полный покой и тишина, мне вдруг стало ужасно жалко «кисы». Я почувствовал угрызения совести. Мне казалось, что я утопил человека. Я страшно плакал и успокоился только тогда, когда отец, которому я признался в поступке своем, меня высек».

Очевидно, «зародыш писателя» в Гоголе не только отрефлексировал неосознанно жестокий поступок, но и заставил Колю невероятно переживать и казнить себя. Скорей всего, как раз этот случай из детства навеял Гоголю эпизод с мачехой, обернувшейся черной кошкой, которой панночка перерубила лапу («Майская ночь, или Утопленница»).

«Знать, что нравится толпе…»

Любой гений хочет быть понят своими современниками. И Гоголь в этом смысле не исключение.

В своей статье «Несколько слов о Пушкине» (1834 год) Николай Васильевич обращал внимание на то, что «суд» зрителей над его детскими рисунками был для него мучительным: «…В детстве мне было досадно слышать такой суд, но после я из него извлек мудрость: знать что нравится, а что не нравится толпе…» Именно знание и изучение вкусов читателей, чему Гоголь уделял немало времени, наряду с писательской гениальностью и позволили Николаю Васильевичу достичь оглушительного писательского успеха.

Приехав в Петербург, Гоголь неожиданно для себя почувствовал здесь атмосферу глубокого интереса к украинской культуре. Он сообщает матери, что «…в Петербурге занимает всех все малороссийское», и просит ее припомнить как можно больше деталей «малороссийской жизни» для «Вечеров на хуторе близ Диканьки». Повести, будучи изданными, получают засуженные похвалы не только читателей и критиков, но и самого Пушкина.

«Завещание»

Гоголь пишет «Миргород», «Петербургские повести», пьесы, поэму «Мертвые души» — некоторые критики до сих пор считают ее наиболее точным проникновением в русский характер. Второй том «Мертвых душ» не мог быть хуже первого! А скандалы, распространяющиеся вокруг поэмы, ранили тонкую внутреннюю организацию Гоголя. Страхи навалились с новой силой, к тому же душевному спокойствию не содействовали тяжелый писательский труд, собственные колебания, давление общественного мнения. Одно, в чем у Гоголя не было сомнений, — это сила его слова.

В 1847 году Гоголь издает книгу «Выбранные места из переписки с друзьями». Открывается она главой «Завещание». Это реальное завещание Николая Васильевича, где, помимо распоряжений о погребении и всяческих наставлений друзьям и почитателям, Гоголь пишет: «Я писатель, а долг писателя — не одно доставленье приятного занятья уму и вкусу; строго взыщется с него, если от сочинений его не распространится какая-нибудь польза душе и не останется от него ничего В поучение людям».

И… «Выбранные места…» стали ругать все, кто только мог. «Как это вышло, что на меня рассердились все до единого в России, этого я покуда еще не могу сам понять», — удивлялся Гоголь, отвечая Белинскому на его разгромную статью. Удивительно, что, будучи мистиком, Гоголь сразу не понял: опубликовав «Завещание» (которое в норме оглашается после смерти), он действительно… должен был умереть.

Смерть писателя

Решение «сдаться» пришло не вдруг. На обдумывание ушло много времени. И Гоголь подыграл толпе, что было несложно, после того как культурная Россия не провозгласила его своим Мессией, а Белинский практически объявил сумасшедшим (и все критика тут же поддержали, потому что тогда все объяснялось). И тогда писатель разыграл все по высшему разряду (недаром Гоголь любил театр и сам был прекрасным актером). Гений просто… уморил себя голодом. И уже на пороге смерти поставил восклицательный знак — сжег второй том «Мертвых душ».

Сохраняя внешнее смирение, Гоголь отомстил всем. И тем, кто вовремя не заступился за него, и тем, кто усомнился в его гении хотя бы на миг. Россия рыдала.

«Гоголя нет на свете, Гоголь умер… Странные слова, не производящие обыкновенно впечатления, — писал Сергей Аксаков в «Письме к друзьям Гоголя», и через предложение: — Но Гоголь сжег «Мертвые души»… вот страшные слова!» Лишить читателей России результата десятилетних трудов!

Но даже в этом странном, на первый взгляд, поступке «душевнобольного» человека видны приметы гения. Ибо Гоголю-гению чужды сиюминутные людские страдания, он мыслит масштабами веков, обставив смерть Гоголя-человека так, чтобы даже спустя полтора века о ней спорили и раздумывали, а труды писателя читали и обсуждали. Однако самое основное: нам не дано узнать, что сжег перед смертью гений: свое поражение или триумф — ответ открыт, каждый волен ломать над ним голову самостоятельно. Ведь Гоголь твердо знал, что нужно толпе.

Взято на сайте : https://shtorm777.ru/o-sajte




Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment