vladimirtan (vladimirtan) wrote,
vladimirtan
vladimirtan

Category:

Дом Нирнзее, Большой Гнездниковский пер., 10

Признанный московский небоскреб нач. XX в., здание, во многом предвосхитившее приемы жилого строительства 30—40-х годов. Коридорная система на этажах позволяла разместить большое число разнообразных — одно-двух-трехкомнатных квартир с кухнями-нишами.

До постройки знаменитого дома в Большом Гнездниковском переулке по этому адресу располагалась дворянская усадьба, включавшая как каменные, так и деревянные строения. В 1873-м его очередные владельцы, Кайсаровы, приспособили постройки под комнаты для сдачи внаём, а в мае 1912 года, когда участком владела уже помещица Быстрова, она продала его под застройку архитектору-немцу, обосновавшемуся в России – Эрнсту-Рихарду Нирнзее.


Страстная\Пушкинская\площадь и Тверской бульвар 1920- х гг. Вид на "тучерез"


Городская управа выдала разрешение на постройку девятиэтажного здания с центральным водяным отоплением, архитектор оперативно разработал и предоставил властям проект.


16 мая 1912 г. инженер-строитель Эрнст-Рихард Карлович Нирнзее подал прошение в московскую городскую управу о получении разрешения на строительство  девятиэтажного здания с центральным водяным отоплением  в Большом Гнездниковском пер. Он представил проект доходного дома (где квартиры нанимаются жильцами на определенный срок), в котором могли бы поселиться небогатые люди. Он использовал коридорную систему планировки с несколькими типами малогабаритных (от 28 до 47 м²) квартир.  Уже летом 1913-го дом высотой более 40 метров был почти готов. Сам архитектор в дальнейшем поселился здесь же.



Пушкинская площадь, 1934.

Первая мировая война разрушила планы Нирнзее, связанные с будущим его архитектурного детища. Нирнзее был немцем по происхождению, война с Германией не могла не отразиться на настроениях в обществе. В 1915 г. Нирнзее продал дом банкиру Дмитрию Рубинштейну, известному своими махинациями и связью с распутинской камарильей.

В сентябре 1915 г. в подвале дома открылся знаменитый театр миниатюр «Летучая мышь».







Здание числилось за Рубинштейном вплоть до 1918 г., до начала национализации недвижимости  (покупка дома обошлась Рубинштейну в баснословную сумму – 2 млн 100 тыс. руб. А ведь всего 3 года назад дом стоил вдвое больше!)




До революции дом предназначался в первую очередь для жилья, цены были вполне умеренными, недаром в народе десятиэтажный гигант именовался не только «тучерезом», но и «домом холостяков» (потому что одинокие люди вполне могли себе позволить снять квартиру по средствам), и «домом дешевых квартир». Население дома составляло от 300 до 700 чел.


Реконструкция улицы Горького  1939

На крыше  разместилось в 1916 г. кафе «Крыша», при котором работал «Театр миниатюр с музыкой», но вскоре увеселительные эти заведения были закрыты по причине нарушений правил пожарной безопасности.




После революции  дом национализировали, назвали Четвертым домом Моссовета и переделали в дом-коммуну с собственным правлением, которое занималось всеми коммунальными вопросами и просветительскими мероприятиями.



На крыше появились новый сквер и игровая площадка, спортивный комплекс, велотрек. В 1920-е гг. открылась смотровая площадка, восстановили ресторан, назвав его «Кафе-столовая „Крыша”». В открытом и закрытом залах крутили кино, в 9 вечера начиналось выступление оркестра. Правда, вход на смотровую площадку был платным – стоил 20 коп. С 5 ч вечера лифты начинали принимать гостей, желающих полюбоваться потрясающей московской панорамой.



Среди жильцов 4-го Дома Моссовета, как он стал называться в советское время, надо упомянуть и многих деятелей новой власти - начальника военно-воздушных сил Красной армии П.И. Баранова, командующего морскими силами Э.С. Панцержанского, наркома почт и телеграфа В.Н. Подбельского, коменданта Дома Союзов, будущего директора автомобильного завода И.А. Лихачева  и, наконец, генерального прокурора на инсценированных процессах 1930-х гг., палача А.Я. Вышинского.



Когда началась страшная пора репрессий, треть жильцов была репрессирована, а уцелевшие жили в постоянном страхе. Тем более что соседом их стал кровавый прокурор Вышинский – он поселился на 7 этаже, и в порядке вещей было для него «заглянуть» к матери расшалившегося мальчишки и пообещать отправить ее сына в лагерь.



В 1941 г. началась Великая Отечественная Война. На крыше, где не играл больше оркестр, не шло кино и не танцевали пары, помещался теперь  наблюдательный пункт – центр противовоздушной обороны. За смелость и мужество жители дома (конечно, можно сказать, что и сам дом) были награждены переходящим Красным знаменем.








Майоликовое панно "Лебеди и русалки", худ. А.Я. Головин. 1912 год, Абрамцевские керамические мастерские.









Э. К. Нирнзее

Эрнест Ришард Карлович Нирнзее (вероятно Варшава, Польша 1860 г.– Москва, Россия, 1918 г.) – архитектор и домовладелец, построивший первые «небоскребы» выше 8 этажей в Москве.



Инженер-строитель по образованию, он пробовал себя в разных стилях (эклектика, модерн, неоклассицизм и т.д.). Архитектор пользовался популярностью у заказчиков – в общей сложности он выстроил около сорока зданий доходных домов в центре Москвы.
Однако дом в Большом Гнездниковском оказался заметнее всех остальных его работ. Нирнзее решил построить такое здание, которое по высоте превосходило бы все остальные дома Москвы и в то же время имело бы компактные и очень функциональные квартиры для жильцов-холостяков и молодых семей.  Дом даже считается прототипом советских домов-коммун.

Tags: Москва, доходный дом
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments