vladimirtan (vladimirtan) wrote,
vladimirtan
vladimirtan

Category:

Дом И. Н. Римского-Корсакова, Тверской бульвар, 26





Постройка дома относится к 1830-м годам, когда дом был полностью сформирован при сносе и реконструкции окружающих зданий. Вместе с тем, фасад был композиционно завершен в 1804 – 1807 годах. Архитектурной основой здания стали палаты, существовавшие здесь с XVIII в.



Южные палаты (строение 1) существовали уже в 1759 году, среди владельцев значатся князья Несвицкие и Белозерские, у которых они были куплены Корсаковым. Иван Николаевич и его наследники развернули архитектуру объединенной усадьбы на бульвар, заполнив разрывы между старыми палатами и создав протяженную фронтальную композицию с внутренними дворами. Этот замечательный, теперь уже условно существующий ансамбль имеет статус памятника архитектуры федерального значения.


План усадьбы
От этой усадьбы сохранился ныне только левый  (северный) флигель (д.24)




Тверской бульвар, 26. Южный корпус, (строение 1)1970-е.






Со зданием соседствует сразу же несколько домов, относящихся к первой половине XIX в., при чем эти дома стоят вплотную друг к другу, что является редкостью и демонстрирует престижность этого района в начале  XIX в.




Страстная\Пушкинская\площадь и Тверской бульвар 1920- х гг.

Поставленные рядом четыре дома демонстрируют целый набор архитектурных и декоративных приемов оформления фасадов, при чем нет стремления к чистоте стиля. Вместе с тем, карнизы домов находятся на одном уровне, окна и горизонтальные пояса зданий согласованы по горизонтали.



В основе зданий сохранились сводчатые подвалы XVIII в. В 1890 году весь комплекс зданий был подвергнут реконструкции в связи с необходимостью размещения магазинов на первых этажах, а также в связи с переустройством комнат под сдачу внаем



Тверской бульвар  1897 – 1900

“По левой стороне бульвара, — гласит “Путеводитель по Москве” 1917 года, — тянутся невысокие строения, по большей части уцелевшие от пожара 1812 года и дающие представления о небольших дворянских домах этой эпохи (например, номер 26), но современные вывески досадно портят впечатление”. Два уцелевших дома — 24 и 26 — составляли в XIX веке одну городскую усадьбу.
.
Принадлежало владение генерал-майору Ивану Николаевичу Римскому-Корсакову, бывшему фавориту Екатерины II, восьмому в ее жизни, как считают биографы царицы.




Иван Римский-Корсаков

Екатерина II страдала от одиночества, посему Потемкин представил ей трех молодых офицеров. Выбор царицы пал на капитана, ставшего ее восьмым возлюбленным. Этот фаворит обладал кроме замечательной внешности красивым голосом, хорошо пел и играл на скрипке, слыл веселым и добродушным. На него посыпались милости царицы: чины, деньги, драгоценности, дом в столице, имение с тысячами крепостных.
1 июня 1778 г. Римский-Корсаков был назначен флигель-адъютантом к императрице, а затем пожалован в действительные камергеры, генерал-майоры и в генерал-адъютанты


Екатерина II

В 50 лет императрица считала 25-летнего генерал-адъютанта истинным другом. В его измене убедилась, застав в своей комнате с близкой подругой, статс-дамой графиней Прасковьей Брюс. Мстить    не стала,   страдая, удалила с глаз своих. Этот “случай” длился 16 месяцев  в 1778-1779 г.

Графиню Прасковью Римский-Корсаков бросил. Уехал из Петербурга в Москву с другой возлюбленной, графиней Екатериной Строгановой.






Тверской бульвар, 26. Центральный корпус, (строение 2) 1970-е.


Граф Строганов поступил очень благородно для того времени, купив своей жене дом на Тверском бульваре и имение Братцево. Римский-Корсаков купил дом напротив. "Здания смотрели друг на друга торцами к бульвару".





Римский-Корсаков и Строганова поселились на Тверском бульваре в соседних усадьбах. Римский-Корсаков и графиня Строганова жили в гражданском браке.




Обустраивая этот самый особняк, Римский-Корсаков задумал произвести на царицу впечатление и организовать богатую библиотеку. Для этих целей был вызван книготорговец. После осмотра помещения, отведённого под библиотеку, книготорговец попросил список книг, которые хозяин особняка желает приобрести, на что получил ответ:
.
«Об этом я не забочусь, это ваше дело. Скажу только, что внизу должны стоять большие книги, а чем выше, тем они должны быть меньше, точно так, как у государыни»  (по иной версии расположение книг было обратным – от меньших к большим).

.
Прожили они в мире и согласии 45 лет до самой смерти Екатерины Николаевны и имели двоих детей, которые были записаны как воспитанники возлюбленной пары.

Спустя 20 лет в 1799 г. Павел I намеревался сослать фаворита матери в Саратов, бывший муж графини похлопотал за Ивана Николаевича и тому разрешили остаться в Москве. К тому времени Екатерина Петровна «лишилась движения ног».

.
В книге  Майкова П. «Римский-Корсаков Иван Николаевич» со слов князя И. М. Долгорукова записано, что «Римский-Корсаков жил вне большого света, в уединении. Причиною тому было и то обстоятельство, что жена Римского-Корсакова лишилась движения ног и не могла владеть ими, сохранив все свои умственные способности и ту заманчивую и занимательную беседу, которою она отличалась».



Иван Николаевич был отменный музыкант и имел самую дорогую в России скрипку. Москва полюбила его за чудачества, и про него ходило много анекдотов.
.
Став вдовцом, Римский-Корсаков зажил открыто на широкую ногу. Дом на Тверском бульваре в роскошном саду с беседками, статуями, прудами “посещался всей Москвой”. Выпавшее на долю фаворита богатство позволяло ездить в карете, запряженной двумя парами лошадей, носить шитый золотом камзол, украшенный драгоценными камнями, задавать балы и лукулловы обеды, принимать множество гостей. В загородном доме, как писали, “менее 80 человек никогда не бывало… Не только слуги хозяина, но и слуги его гостей пивали зачастую вдоволь шампанского”.



Дом Строгановой. Дата постройки: нач. XIX в. Архитектор, скульптор, реставратор: архитектор О. Бове
.
В последние годы Иван Николаевич часто подолгу сидел перед портретом Екатерины Петровны Строгановой: ему все больше и больше ее не хватало. Ведь при жизни Екатерины Петровны, они не расставались ни на день.
.
Погрустив несколько, он вынимал из шкафа сундучок с письмами от Екатерины Великой и не спеша их перечитывал, вдыхая исходивший от них нежный аромат любимых духов самодержицы. В шкатулке хранился и хронометр от императрицы с ее портретом и надписью на крышке «1 мая 1778», нанесенной жемчугом – день их первого поцелуя.

.
Стоит отметить, что в гостях у Ивана Николаевича Римского-Корсакова неоднократно бывал Александр Сергеевич Пушкин, с интересом слушавший рассказы хозяина об императрице, князе Потемкине и славных временах его молодости.


Северные палаты (строение 5) известны с 1738 года, когда принадлежали князьям Лобановым-Ростовским, затем князьям Друцким, у которых были куплены для Строгановой. Эти палаты стали главными у Римского-Корсакова, вероятно, здесь он принимал Пушкина, приходившего с расспросами о времени Екатерины.



Александр Пушкин  беседовал с хозяином о прошлом, «допытываясь от него о временах Екатерины». Возможно, что рассказы ветерана светской жизни были использованы при работе над «Капитанской дочкой».

.
Частый гость расспрашивал обо всем, что запомнил царедворец о времени Екатерины II. Начав по предложению царя писать “Историю Петра”, Пушкин интересовался подробностями, которые не попали в архивы. К ним у него появился доступ после повеления Николая I “отставного коллежского секретаря принять на службу тем же чином и определить его в государственную Коллегию иностранных дел”.
.
Очевидно, историк Пушкин многое узнал такого, что дало ему основание жестко и необъективно высказаться как о Екатерине II, так и о фаворитах: “Екатерина знала плутни и грабежи своих любовников, но молчала. Ободренные такой слабостию, они не знали меры своему корыстолюбию, и самые отдаленные родственники временщика с жадностью пользовались кратким его царствованием. Отселе произошли сии огромные имения вовсе неизвестных фамилий и совершенное отсутствие чести и честности в высшем классе. Таким образом развратная государыня развратила свое государство…”.
.
Последние два года жизни Римский-Корсаков не выходил из дома, “сделался дик, запустил бороду, не снимал халата”, как вспоминал почтмейстер Александр Булгаков, один из немногих, кто навещал забытого всеми вельможу. По словам Булгакова, ему был всегда рад и подарил письма Екатерины II.

Генерал-майор Римский-Корсаков умер 16 февраля 1831 года в возрасте 76 лет  и был погребен в склепе при Покровской церкви села Братцево.
Похоронил его любящий сын у старинной церкви Покрова в Братцеве, “на даче”. Надпись на камне гласила: “здесь погребено тело генерал-майора действительного камергера и разных орденов кавалера Римского-Корсакова, скончавшегося в 1831 г. февраля 16 дня на 76-м году своей жизни. Благодетелю незабвенному”.
.



Дом градоначальника и главныый дом  усадьбы Строгановой на Тверском бульваре  1913 – 1914. Теперь на их месте стоит МХАТ имени Горького.  Уцелел только  северный флигель   усадьбы          pastvu.com
Тверской бульвар. До 1930-х годов усадьба Римского-Корсакова (у левого края кадра) составляла единый ансамбль с домом Градоначальника





После кончины хозяина, владение отошло по наследству их родному с Екатериной Петровной сыну – Василию Николаевичу Ладомирскому.

Незадолго до революционных событий 1917 года усадьбу выкупил Дмитрий Рубинштейн – авантюрист по натуре и лучший друг Григория Распутина, а особняк по соседству под номером 24, где жила Екатерина Строганова, принадлежал убийце последнего – Феликсу Юсупову. Вот такой кульбит судьбы!




В советское время в домах на Тверском бульварев  были коммуналки. Только в 1974 году удается начать реставрацию и изучение здания. В эти годы проведена тщательная, скрупулезная работа, которая выявила неоспоримые доказательства того, что дом является уникальным памятником истории Москвы. Его стены сохранили кладку конца XVII века. Во многих помещениях второго этажа, которые тоже были палатными, сохранилась великолепная роспись первой четверти XIX века
.
Были проведены работы по сохранению и упрочнению живописи, фундамента и несущих конструкций здания. В период с 1990 по 1994 год был отреставрирован весь комплекс фасадов, выходящих на Тверской бульвар. По выявленным следам восстановлена первоначальная конфигурация кровель.
.
Но домам  не повезло. Владение перешло в другие руки и были разрушены по прихоти нового хозяина.

В 1999 году — к юбилею Пушкина и, как говорят, по прямому заказу мэрии Москвы — Деллос создал Кафе Пушкинъ, маленькое палаццо в центре Москвы. Идея заключалась в том, чтобы построить здание, которое бы воспринималось москвичами не как «новодел», а как старинный особняк, некогда принадлежавший какому-то русскому дворянину. Ресторан сразу стал московской достопримечательностью.







В 2005 году открылся ресторан Турандот, построенный Деллосом  недалеко от Кафе Пушкинъ. При строительстве ресторанного комплекса на  бульваре был снесён особняк XVIII века, принадлежавший некогда фавориту Екатерины Великой — Ивану Римскому-Корсакову.



Элитными ресторанами Андрей Деллос не ограничивается. С 2001 года он развивает ресторанную сеть Му-Му, которая работает в среднеценовом сегменте. Му-му посещают люди из разных слоёв общества: в одной очереди могут стоять слесарь, студент и дама в норке. Пожалуй, даже в этом проекте Деллосу удалось создать то, чем знамениты элитные Кафе Пушкинъ и Турандот — свою особую атмосферу. У Му-му есть лицо, есть индивидуальность. Это не может не привлечь посетителей.





Северный ризалит с мезонином. Тверской б-р, 26. строение 3




Тверской бульвар, 26. Северный корпус, 1970-е.



Tags: Москва, особняк
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments