vladimirtan (vladimirtan) wrote,
vladimirtan
vladimirtan

ДОМ НИРНЗЕЕ



В начале XX века этот дом справедливо называли первым московским небоскребом,как его тогда называли "тучерезoм". И все же он до наших дней сохранил имя своего строителя и первого владельца — в Москве его знают как «дом Нирнзее». Свой очередной доходный дом московский архитектор, варшавский мещанин Эрнест Ришард Карлович Нирнзее задумал не совсем обычным: «домом холостяков» или — «дешевых квартир».




В 1912 году Эрнест Нирнзее купил участок в Большом Гнездниковском переулке для строительства небоскреба с дешевыми квартирами. Это была инженерная новинка, при строительстве которой большинство работ делали с помощью электрических подъемников.





Тогда квартирный вопрос стоял остро, и архитектор рассчитал, что на бедных можно заработать больше, чем на богатых. Расчет был сделан на одиноких служащих, проводящих много времени в конторах. Поэтому его дом состоял из малогабаритных однокомнатных квартир (28-47 м2) без кухонь. Чтобы жильцы могли готовить, в каждой квартире была ниша для плиты. А на крыше работала столовая. В народе дом Нирнзее назвали «домом холостяков». Именно он стал прообразом жилых построек 1930-1940-х годов.


В 1915 Нирнзее продал дом банкиру Дмитрию Рубинштейну. А в 1917 году здание национализировали и переименовали в Четвертый дом Моссовета. Здесь устроили дом-коммуну: открыли ясли и детский сад, а на крыше оборудовали смотровую площадку. Отсюда Булгаков обозревал Москву в очерке «Сорок сороков».

"Это была высшая точка — верхняя платформа на плоской крыше дома бывшего Нирензее, а ныне Дома Советов в Гнездниковском переулке. Москва лежала, до самых краев видная, внизу. Не то дым, не то туман стлался над ней, но сквозь дымку глядели бесчисленные кровли, фабричные трубы и маковки сорока сороков. "

В 1920-х годах Михаил Булгаков часто захаживал в дом Нирнзее, чтобы сдать статьи и очерки в берлинскую газету «Накануне». Здесь в гостях у супругов Моисеенко он познакомился с Еленой Шиловской.
Вскоре она ушла от мужа, командующего московским военным округом, к полуопальному писателю. В народе после этого говорили: если Булгакову нужна жена, он идет к Нирнзее.


А на крыше дома Нирнзее в дни октябрьской революции стояли войска Временного Правительства, так как с этой высоты простреливалось все вокруг.


В 1920-е жильцы перестали общаться и приглашать гостей. Квартиры в доме Нирнзее приглянулись советским ведомствам, и сюда потянулись работники органов госбезопасности. Большинство «старых» жильцов предпочли выселиться самостоятельно, не дожидаясь, когда их об этом «попросят».





Тогда в доме Нирнзее поселился Андрей Вышинский, Генеральный прокурор СССР, который заправлял в расстрельном доме на Никольской. Он занял две немаленькие квартиры и сначала жил как все: мог, например, зайти к соседям и, к ужасу матери, пожурить расшалившегося ребенка. А после нашумевших на всю страну процессов Вышинский без охраны уже не ходил.Он даже завел персональный лифт рядом с квартирой.


Дом Нирнзее необычен. До войны в крайних квартирах в форме буквы «п» можно было увидеть служебные лифты. Эти помещения до революции были кухнями: там жили горничные, а на лифтах поднимали продукты на верхние этажи. Сейчас шахты заложены, а на их месте санузлы.





Но, пожалуй, наибольшей популярностью в доме во все времена пользовалась знаменитая Крыша.
В интервью, данном корреспонденту «Московского листка» в мае 1913 года, сам архитектор говорил: «Поверите ли, я до сих пор не могу налюбоваться видом Москвы отсюда… Да что я… Даже мои каменщики в праздничные дни забираются сюда, наверх, и простаивают в молчаливом созерцании целые часы».


На крыше находились кафе и ресторан — с прекрасным видом и, как писали газеты, «горным воздухом», работали картинная галерея и кинотеатр, снимались фильмы, устраивались футбольные матчи и гуляли воспитанники местного детского сада.


До сих пор с Тверского бульвара можно разглядеть красивое майоликовое панно на поднятом над крышей аттике. Интересно, что это — точная копия одной из мозаичных картин А. Головина с фасада гостиницы «Метрополь».




Кстати на этой крыше снимали фильм «Служебный роман». А в подвале некоторое время работал театр-кабаре «Летучая мышь» под руководством Никиты Балиева и Николая Тарасова. Там актеры МХТ представали перед зрителями в необычных амплуа. Говорили, что чайка олицетворяет дневных мхатовцев, а летучая мышь — ночных.
После революции часть труппы во главе с Балиевым эмигрировала, а часть осталась в СССР. Но ни одна из них не смогла повторить успех «Летучей мыши».







В наши дни, помимо множества жилых квартир, в доме по-прежнему находится несколько организаций, в том числе — редакция журнала «Вопросы литературы», учебный театр «ГИТИСа», издательский и образовательный центр «Благодарение».


Говорят, что...

"...дом не принес счастья создателю. Сначала над зданием заметили необычные огни, а следом жена Нирнзее подвернула ногу и надолго слегла. Затем стала твориться настоящая чертовщина: слышались голоса, люди сбрасывались с крыши дома. Сын Эрнеста Нирнзее начал пить и покончил с собой, бросившись с крыши дома. А однажды самого архитектора поймали за полы пиджака, когда он перелезал через ограждения. Он сказал, что находился в состоянии транса, и неизвестные голоса велели ему прыгать.


Нирнзее обратился к священнику расположенной рядом церкви Николая Чудотворца в Гнездниках, чтобы изгнать злых духов. Тот отказался. Тогда архитектор продал дом банкиру Рубинштейну. Но, говорят, что истинным владельцем стал Григорий Распутин, и здесь он устраивал свои радения. Правда, документально зафиксирован лишь один визит Распутина в дом Нирнзее — еще до продажи.


Жизнь архитектора закончилась при неизвестных обстоятельствах. По одной версии в 1918 году он эмигрировал, а по другой — бросился вниз в лестничный пролет своего дома. Не сохранилась и церковь Николая Чудотворца в Гнездниках. Построенная в 1627 году, она пережила войны и пожары, но была разобрана в 1930".


"...Елена Шиловская стала прототипом булгаковской Маргариты. Поэтому Мастер и Маргарита в романе встречаются именно возле дома Нирнзее. Да и Булгаков с Шиловской встретились случайно: оба были приглашены на Масленицу, оба не хотели идти, но пошли и оказались сидящими за одним столом. И тогда поняли: судьба свела их вместе.




Пишет   ulakisa
источник

Tags: Булгаков, Москва
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments