August 27th, 2017

Особняк Трифона Коробкова на Пятницкой


Всего 18 фото


Улица Пятницкая возникла в XIV-XV вв., и начиналась она тогда от Москворецкого моста, затем доходила до Климентовского переулка, а далее дорога шла через поля да луга на юг в сторону Рязани, Тулы и других городов.
В XVI-XVII вв. в этом районе располагаются различные мастеровые, ремесленнические, военные слободы. С конца XVII – начала XVIII века на Пятницкой улице постепенно стали появляться дворы людей зажиточных и богатых. Многие купцы в XVIII-XIX вв., пытаясь перещеголять друг друга, продемонстрировать свое богатство, нанимали ведущих архитекторов своего времени и строили здесь шикарные усадьбы и особняки.
На месте будущего особняка Коробкова в начале XVIII века располагалось несколько небольших деревянных усадеб. После пожара 1812 года все деревянные постройки в этом районе сгорели. В 30-х годах XIX века владение принадлежало купеческой семье Головиных, и на обширной территории, доходившей до угла Пятницкой улицы и Старого Толмачевского переулка, появляются новые каменные строения. В 1860-х годах земля была поделена на два участка – северный и южный. Северный участок земли был приобретён купцом П.А. Тугариновым. В 1866 году он строит здесь двухэтажный особняк с мезонином, который впоследствии частично вошёл в состав перестроенного особняка Коробкова. Вскоре два владения объединяются и становятся собственностью семьи почетного гражданина  купца Трифона Ивановича Коробкова.
Новые хозяева принимают решение перестроить свои владения. Для этой цели Т.И.  Коробков приглашает архитектора Льва Кекушева. В 1894 году особняк впервые был реконструирован. Также во владении Коробкова, по проекту Кекушева, появляются новые жилые строения под сдачу в наем, хозяйственные и служебные постройки, ограда с прекрасной кованой решёткой. И, конечно же, архитектор не забыл оставить свой фирменный знак в виде изображения льва. На фасаде особняка, если внимательно приглядеться, между окнами, как грозные стражи, установлены скульптуры грифонов с львиной мордой, а на куполе с его четырех сторон – маски львов.



[Читать дальше...]

На этой фотографии дом Коробкова изображен после первого этапа перестройки в 1896 году. В 1899 году со стороны улицы была сделана пристройка, существенно удлиннившая фасад.


02 Дом Коробкова. 1897




03 Дом Т.И. Коробкова на Пятницкой улице. 1896-1899



В 1899 году архитектором С. С. Шуцманом здание было расширено и продлено, при этом прежняя декоративная отделка фасада, спроектированная Кекушевым, сохранилась.

04    Особняк Т.И. Коробкова на Пятницкой улице 1899-1910.



Особняк ассиметричный с пышно декорированным фасадом, над эркером возвышается покрытый чешуйками купол, но больше всего привлекает внимание цвет – лиловый. Жилых зданий такого необыкновенного цвета, построенных в XIX веке, вы не встретите в Москве больше нигде. Сразу виден узнаваемый прием архитектора – асимметрия: с одной стороны особняка оригинальная башенка,«чем-то напоминающая купеческий сундук с крышкой – чешуйчатым куполом с эффектным скульптурным декором и ажурной кованой решеткой на гребне», а с другой – угловой башенки нет.


05


06  Маски львов на куполе


 На первый  взгляд, может, это и говорит о какой-то незаконченности, но это модерн и это Кекушев, который смело ломает симметрию и обожает разновеликие окна


07




08  Между окнами - грифоны с львиной мордой



09



Внимание привлекает еще несколько любопытных деталей, например, в верхней части эркера кадуцей – жезл бога Меркурия, покровителя торговцев и предпринимателей. Это явный намек на деятельность хозяина дома. Причем здесь кадуцей изображен несколько необычно: помимо привычного изображения – жезл, переплетенный змеями с крыльями по бокам, он еще и зажжённый. Вероятно, хозяин был не только предприимчив, но и являлся просвещенным человеком. Горящий кадуцей, похожий на зажженный факел, – символ стремления к свету, знаниям.


10


На фронтоне эркера симпатичные кариатиды, символическое назначение которых «поддерживать» коммерческие дела и «равновесие» в доме.


11




12



13



14



Трифон Иванович Коробков был также заядлым садоводом. Будучи владельцем одного из кирпичных заводов, расположенного около деревни Верхние Котлы Московского уезда закладывает большой фруктовый  сад в 1880 году в верховьях реки Котловки   (у нынешнего Нахимовского проспекта)., в котором им было собрано множество редких сортов плодовых деревьев. В овраге с множеством ключей он устроил каскад прудов, которые до сих пор наполняются ключевой водой. Сад   в 1916–1917 годах был заложен  в Московский земельный банк. После революции национализированный сад, считавшийся одним из лучших садовых имений Московской губернии и славящийся урожаями яблок, был преобразован в совхоз «Коробково». Ученые-садоводы активно использовали его для испытаний.
В 1921 году В.И.Ленин решил использовать подмосковные сады, расположенные в бывших дворянских усадьбах с целью улучшения питания больниц и приютов. Для этого был использован и Коробковский сад, славившийся рекордными урожаями яблок. Причем комендантом сада был назначен некто по фамилии Коробков (родственник?)
Феномен сада решили исследовать, и сделали из него помологический рассадник (сортовой питомник): начались научные исследования. Что же такого необычного сделал купец Коробков? Как уже говорилось выше, он устроил в овраге с множеством ключей систему водоемов, которые наполняются ключевой водой — возможно, в этом и есть секрет того, какие редчайшие сорта груш, яблонь и плодово-ягодных кустарников здесь произрастают и какой урожай они дают. В 1924–1926 гг. урожай яблок доходил до 30 т. с га. Старая проблема удобрений сохраняла значение и при советской власти: в 1927 г. рассадник отличился тем, что вместо навоза там стали использовать отбросы московских заводов. Дорога от Варшавского шоссе к рассаднику в 1930-х гг. была стихийно названа жителями «Фруктовой», и в 1958 г. это название утвердили официально.



Торговец имел хорошую семью – жену, сына и дочь, которым после его смерти и отошел дом. Известен портрет жены Коробкова – Ольги Петровны, написанный кистью художника А. Герасимова. Над окнами первого этажа находятся женские маски, которые напоминают лицо с портрета хозяйки этого особняка О.П. Коробковой работы художника Герасимова.


15   Портрет Коробковой работы художника Герасимова



16


Еще студентом его познакомил с этой семьей В. Гиляровский. Владелец интересовался искусством и делал ставку на молодых талантливых художников. Тогда было очень модно подражать знаменитым столичным меценатам – Морозову, Третьякову, Мамонтову. Написанным портретом очень дорожили и ни разу не экспонировали. Особняк Коробковой в Москве был запечатлен на нескольких картинах Герасимова. Кроме того, художник написал несколько работ в их загородном доме, где часто гостил летом.

17  А. М. Герасимов. Усадьба Коробково (Коробковские сады). 1915 г .
Высоким искусством интересовались и дети Коробкова. Дочь увлекалась театром и впоследствии поступила в театр Вахтангова, а сын занимался живописью и был членом объединения молодых художников «Свободное творчество».
В 1935-1936 году бывший особняк Коробковой в Москве был отдан Академии наук СССР. В доме жил А.П. Карпинский, а затем и его приемник В.Л. Комаров. Несколько лет назад над зданием были расположены национальные флаги Танзании, поскольку здесь располагалось посольство данной африканской республики. В 2013 из особняка посольство Танзании съехало.

18


Источники:
Википедия
uzaok.ru Усадьба Коробково (Коробовские сады)-ЮЗАО г.Москвы
kudago.com Коробковский сад
whowalk.ru  Особняк Коробковой
russian-greens.ru  Начинаем проект по возвращению Коробковского сада от ФСБ москвичам/Альянс Зеленых
topos.memo.ru Имение "Коробково"







Палаты Ратманова


Всего 13  фото


Палаты конца XVII – начала XVIII века. Большой Козловский переулок, 13 /17
По соседству с памятником архитектуры XVII–XIX веков палатами Юсупова в Большом Козловском переулке стоит двухэтажное с антресолью здание. Его внешний облик, характерный для рядовой постройки эпохи русского классицизма, был мало чем примечателен. Дом приобрел известность благодаря тому, что до 1830-х годов его занимала семья известного драматурга А. В. Сухово-Кобылина.



[Читать дальше....]
Древнее владение на пересечении Большого Козловского (названного так по имени владельца, князя И.Б. Козловского) и Большого Харитоньевского переулков ведет свою историю с конца XVII века, когда дьяк Андриан Ратманов выстроил здесь жилые палаты с крыльцом. Вокруг располагались службы и сад.


02
Андриан (Андриян) Григорьевич Ратманов известен тем, что, будучи дьяком Приказа военных дел, в 1703 году был послан в сибирские города (Верхотурье, Тюмень, Пелым, Туринск) с поручением провести перепись жителей, годных взять в солдаты, а с торговцев и промышленных людей собрать десятинный налог. За эту трудную командировку ему выдали жалованье за год вперед. За год до своей смерти (1706 год) он купил у братьев Барятинских село Троицкое (ныне село Ивашево Ногинского района Московской области), надолго после этого приобретшее название Троицкое-Ратманово. Также владел имением Мещерское.  Интересно, что, согласно документам, в 1723 году (уже после смерти дьяка) «за злоупотребление властью при производстве переписи в Сибири» Ратманов попал в список владельцев, имения которых были «отписаны на государя»:
Выписка
Список расследованных уголовных дел, направленных генерал-прокуратурой в [январе 1723 г.] в Вышний суд
Реэстр делам, которые взнесены на Генералной двор из канцелярии генерала-прокурора.
………..
О дьяке Андреяне Ратманове, по показанию Нестерова и Савы Попцова,  в преступлении указов и во взятках.//
………….
РГИА, ф. 1329, оп. 1, № 28, л. 11-12а (оригинал).


Так или иначе, в конце XVIII века   владельцем палат становится уже упомянутый князь И.Б. Козловский. Примерно тогда же палаты радикально меняют свой вид, превратившись в классический особняк с двумя флигелями и центральной частью с треугольным фронтоном.

03 На снимке новые пристройки - слева
Этим домом в 1800– 1830-х гг. владеет  полковник Василий Сухово-Кобылин, участник войн с наполеоновской Францией (он был ранен под Аустерлицем — потерял глаз). Здесь родился его сын Александр, будущий знаменитый драматург, автор пьес «Свадьба Кречинского», «Дело»,«Смерть Тарелкина». Здесь провели детство и другие дети. Дочь Софья, талантливый художник-пейзажист, чьи картины получали высокие награды, последние десять лет своей непродолжительной жизни — 42 года — провела в Италии и прославилась прекрасными пейзажами этой страны. В доме жил и учитель детей Сухово-Кобылина будущий профессор Московского университета, юрист Федор Морошкин, а другой учитель, профессор Н.И. Надеждин, преподавал дочери хозяина дома Елизавете, и между ними установились дружеские отношения, превратившиеся в романтические. Молодые люди решили пожениться, но этому решительно воспротивились родители — как же, такой неравный брак, с поповичем и семинаристом, — и в особенности старший брат Александр, заявивший, что он пойдет в Сибирь, но пристрелит его. Предполагаемый брак расстроился, Надеждин с горя уехал на два года за границу, дочь вместе с матерью отправилась туда же и вышла замуж за графа Салиаса де Турнемира, с которым семейная жизнь не сложилась. Елизавета стала известной писательницей под псевдонимом Евгения Тур.


04 П.Н.Орлов. Портрет сестер Сухово-Кобылиных. 1847 г. Слева направо: писательница графиня Елизавета Салиас де Турнемир, художница Софья Сухово-Кобылина и Евдокия Петрово-Соловово
С 1880-х годов владение приобретает доходную функцию и включается в территорию обширных смежных владений Юсуповых. В начале ХХ века в барском доме был устроен приют.


В 60-х годах прошлого века, когда обнаружили, что в основе особняка скрываются палаты XVII века, фасад здания восстановили и пристроили крыльцо.
Исследование, проведенное архитектором Д. Василевской, выявило, что наибольший интерес представляет древнее ядро здания – двухэтажные, перекрытые сводами жилые палаты дворцового типа, возведенные в конце XVII века. Характерна для этого времени живописная композиция палат с двумя несохранившимися крыльцами лестниц, ведущих на второй этаж.


05
После уточнения габаритов древней части здания с его главного (западного) фасада была сбита штукатурка. На кирпичной стене открылись следы срубленного нарядного декора в стиле московского барокко. Фасад украшали спаренные колонки, своеобразного рисунка наличники высоких окон парадного второго этажа и более скромные обрамления окон нижнего. Здание завершал пышный венчающий карниз.
По проекту Д. Василевской осуществлена первая очередь реставрации: полностью восстановлены планировка здания и срубленный архитектурный декор фасадов.

06
Нижний этаж дома имел хозяйственное назначение и состоял из четырех обширных палат. Две из них более глубокие, соединявшиеся внутристенными лестницами с верхним этажом, служили, очевидно, погребами. Во втором этаже дома вдоль главного фасада расположена группа парадных помещений. Двухэтажный дом имеет прямоугольные и арочные окна.

07
На фасаде проёмы оформлены рельефными треугольными фронтонами. Карнизы украшены модильонами. Фасад разделён на сегменты полукруглыми колоннами.


08


09 Палаты дьяка Ратманова. 1989


10 Большой Харитоньевский переулок дом № 17/13    1986-1987



11


 Вход имеет крыльцо со ступенями, арочными сводами и остроугольной крышей.


12 Восстановленое при реставрации в 1960-х годах парадное крыльцо.


 Боковой фасад здания лишён оригинальных архитектурных украшений и выглядит лаконично.

13  Вид с Козловского переулка


 Вместе с палатами Юсупова и жилым домом XVIII века по Хоромному тупику (№ 4) палаты составляют один из интереснейших в столице комплексов древних гражданских зданий.



Источники
um.mos.ru Административный корпус, 1927 год
Романюк С. К. Из истории московских переулков
«Покровка. От Малой Дмитровки в Заяузье / Сергей Романюк»: ЗАО Издательство Центрполиграф; Москва; 2015
old.nsuem.ru Прокуратура Петра I
www.rusarch.ru РусАрх-Либсон В.Я. Возрожденные сокровища Москвы