vladimirtan (vladimirtan) wrote,
vladimirtan
vladimirtan

Усадьба Брюса "Глинки"




«Глинки» — старейшая по времени постройки усадьба Подмосковья, принадлежавшая «отцу русской артиллерии» Якову Виллимовичу Брюсу (1670—1735), который здесь же и умер. Расположена при впадении реки Воря в Клязьму, на территории современного города Лосино-Петровский, неподалёку от станции Монино. Здания усадьбы занимал санаторий «Монино».


Архитектурный ансамбль Глинок начал формироваться в 1727 - 1735 гг., когда Брюс вышел в отставку и переехал в Глинки.


Усадьба «Глинки» — исключительно редкий для Центральной России пример гражданской архитектуры петровского барокко.




Село Глинково было пожаловано графу Брюсу по случаю подписания Ништадтского мира. После выхода в отставку в 1726 г. Брюс покинул обе столицы и уединился от мира за оградой и надёжным караулом в своей подмосковной усадьбе, куда перевёз из Петербурга коллекцию астрономических инструментов и где предавался хозяйственным заботам.



Ещё в XIX веке в Глинках бытовала история о том, как к Брюсу, имевшему репутацию мага и чернокнижника, по ночам влетал в окно огнедышащий дракон, а также поверье, что будто бы «в жаркий июльский день он к удовольствию гостей обратил пруд в парке в каток и предложил кататься на коньках». В 1735 году петровский сподвижник умер в своём имении Глинки и был похоронен в Немецкой слободе.



Вслед за тем владения фельдмаршала унаследовал племянник, граф А. Р. Брюс, затем его сын Яков, умерший в 1791 году. В начале XIX века усадьбой владел его зять, граф Мусин-Пушкин-Брюс, глава масонской ложи «Астрея». Он находился в непростом финансовом положении и усадьбой занимался мало. После его смерти обветшавшие Глинки часто меняли хозяев. Как правило, это были купцы, стремившиеся выжать из дома Брюса побольше прибыли. Как повествует в книге «Венок усадьбам» Алексей Греч,



«          Сначала это купец Усачёв, потом какая-то помещица Колесова, велевшая скромности ради побросать в пруд всех обнаженных Бахусов и Венусов, украшавших дорожки сада. После Колесовой усадьба переходит в руки купца Лопатина, построившего здесь громадную фабрику. Сообщают, что оставшиеся мраморные фигуры были при нем употреблены в плотину в качестве бута. Удар молнии в дом, который Лопатин превратил в склад хлопка, произвел в нем опустошительный пожар; и вот, подчиняясь суеверным, Лопатин не только отремонтировал его весь — правда, снова в качестве склада, но даже восстановил в нем, как сумел, вышку с часами, конечно, нелепую на «сарае». Вскоре сгорела и лопатинская фабрика, зияющая сейчас на берегу Вори разломанными стенами своих корпусов. Дух Брюса точно витал над усадьбой, карая отношение владельцев к её старине.         »



Диковинная архитектура дома Брюса, вероятно, отражает его научные интересы. С севера имеется открытая лоджия со спаренными колоннами коринфского ордера, которая, как предполагают, давала возможность хозяину заниматься наблюдениями за небесными светилами при помощи длинных зрительных труб. Той же цели служили аналогичная лоджия с южной стороны (верхние колонны обрушились) и открытые площадки в крыльях второго этажа, ныне заложенные.



Как установили в 1981 г. В. Якубени и М. Карпова, первоначально дом был одноэтажным, с просторным залом в самом центре. В таком случае деревянная башенка, надстроенная над домом, не могла при Брюсе служить обсерваторией. На втором этаже имелся кабинет для естественнонаучных опытов, снабжённый большим очагом. Замковые камни выполнены в виде демонических масок с высунутыми языками. Старые интерьеры погибли во время пожара 1889 года.
















Планировка усадьбы нового для Подмосковья дворцового пошиба отличается симметрией. Автор проекта неизвестен. В центре расположен уютный господский дом относительно небольшого размера. Парадный двор перед ним образуют три флигеля, один из которых в обиходе называют кладовой, а другой — лабораторией Брюса. В одном из флигелей помещается скромная музейная экспозиция.



Второстепенные объекты были выдержаны в том же стиле, что и главный дом. Свой первоначальный вид они не сохранили: кордегардия времён первого владельца надстроена, оранжерея приспособлена под жильё, трёхэтажный служебный корпус обезличен перестройками, конюшни екатерининского времени восстановлены в советский период.






























В 1756 г. при усадьбе была выстроена церковь Иоанна Богослова, которая была перестроена в один из корпусов бывшего санатория . В настоящее время корпус разрушен. Церковь пока не восстановлена. Жемчужиной этого храма было фигурное надгробие работы И. П. Мартоса над могилой графини Прасковьи Брюс; в 1934 г. оно было перевезено в Донской монастырь. Мраморное надгробие «Брюсши» было украшено эпитафией:

Растите завсегда на гробе сем цветы.
В нем разум погребен, в нем скрылись красоты.
На месте сем лежат остатки бренна тела,
Но Брюсовой душа на небеса взлетела







Здесь стояла церковь   Иоанна Богослова, перестроена.


Пруды Брюса







Tags: Брюс, усадьба, усадьба "Глинки"
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments