vladimirtan (vladimirtan) wrote,
vladimirtan
vladimirtan

Демидовская Дача на Матильдином подворье. Бонапарты в России.


Демидовская Дача на Матильдином подворье очень напоминает загородное поместье. Сейчас она, конечно в центре города, но когда — то так и было — загородное поместье. На генеральном плане Нижнего Тагила дача появилась в 1846 году. Точная дата постройки неизвестна, как неизвестен и архитектор. Дача представляла собой квадратный двор с примыкающим к нему английским парком с аллеями, а вот с другой стороны были разбиты огороды.






В 1876 году к одноэтажному фасаду, тому, что выходил на дорогу, было пристроено деревянное крыльцо. А к тому, что выходил на пруд пристроили открытую веранду с резной балюстрадой. Элементы классицизма сохранились в планировке и оформлении интерьеров. Берег пруда был облагорожен цветниками и каменой плитами. Дача была построена по заказу горного инженера, управляющего Нижнетагильскими заводами по «технической части» Фотия Ильича Швецова.



После его смерти перешла к Демидовым , и с тех пор именуется «Демидовская дача». Вроде все просто и ясно, но за этой простой информацией стоят человеческие судьбы, трагедии, да и просто жизнь.


Фокий Ильич Швецов был крепостным на заводах Демидовых. Его отец Илья Григорьевич Швецов служил на Черноисточненском заводе Демидовых, но случилась беда. По его «недогляду» произошла авария, погибли люди. Илью Григорьевича сняли с должности и перевели в Нижний Тагил. В Нижнем Тагиле Илья Григорьевич естественно, никакой серьезной должности не получил. Выполнял мелкие поручения. Жалованье соответственно было крохотное. Было очень трудно. Заметив, недюжинные способности его сына, Фокия, последнего направили учиться в Выйское училище.


Вообще к талантливым ученикам на Демидовских заводах относились очень бережно, открывая перед ними дорогу, только учись. Так вышло и с Фотием Швецовым. Его заметили и по квоте, которая была выделена Н.Н. Демидовым, он был отправлен на учение во Францию. Сдав блестяще экзамены, он поступил в Парижскую высшую Горную школу. В ней не было слабых, да и прием составлял только 18-25 человек. Там у него произошла необыкновенная, а для Фокия Ильича знаковая встреча. Николай Никитович Демидов решил направить на учение в Горную школу своего младшего 15-летнего сына Анатолия, и для этого привез его туда на экскурсию.  Все осмотрев, Анатоль спросил директора: «А кто у Вас лучший ученик?». Директор рассмеялся: «Да, тут все лучшие».  Потом, подумав добавил: «Воспитанник господина Демидова Ф.И.Швецов». Анатолий пожелал поближе познакомиться с ним, и был просто поражен его знаниями и эрудицией. Он даже попросил своего отца, чтобы Фокий Ильич стал его учителем. Но Николай Никитич ему отказал, сказав, что такие люди ему нужнее на его заводах. Говорят, Фокий Ильич и Анатоль Демидов еще долго состояли в тайной переписке, а когда Анатоль повзрослел, и стал обладать долей на Нижнетагильских заводах, то он всегда покровительствовал Швецову.


А Фокий Ильич и правда становился первоклассным специалистом с блестящими знаниями в разных областях и науках. И благодаря Демидову продолжил свое образование в Германии, Англии, Бельгии и Голландии. Но он по-прежнему оставался крепостным. Поездив по Европе, получив прекрасное образование — он, конечно же, понимал, что как крепостному, ему не дадут развернуться по настоящему. И Фокий Ильич пишет прошение на имя Николая Никитича Демидова об освобождении от крепости. Николай Никитич остался очень недоволен, он ответил: «…он думает, что в Москве его экзаменуют и через оное он получит отпускную. Пусть себя не льстит тщетной надеждой. Я не настолько глуп, чтобы употребив 25 тыс. руб. на его воспитание и т.д. …».

 Ну, нет, так нет. И он едет в Нижний Тагил полный надежд и желания преобразований. Но молодого реформатора слегка остудили. Встретили его приветливо, сам управляющий заводами А.А. Любимов поселил его у себя. Однако никакой должности не дал.

Помогла экспедиция А. Гумбольта. Гумбольт немецкий естествоиспытатель и путешественник жил под девизом «Я пользуюсь случаем увидеть мир». Он затеял путешествие по Уралу и Сибири, когда ему было под 60 лет. С Швецовым, Гумбольт познакомился еще в Берлине. Юноша ему запомнился, и Гумбольт написал Демидову с просьбой освободить Швецова на время его пребывания в Нижнем Тагиле от заводских дел.


Его прикрепили к Гумбольту и его коллегам в качестве консультанта. И Швецов блеснул — светские манеры, знание языка, способность ответить на любой вопрос просто поразили иностранных гостей.. По просьбе Гумбольта в 1830 году Демидов согласился дать Швецову вольную. А еще через два года и его семья получила освобождение от крепостной зависимости. И в том же 1830 году Швецову наконец поручили настоящее дело. Меднорудненский рудник пришел совсем в негодное состояние из-за ошибочного метода его эксплуатации.



Вот этот-то участок и поручили Фокию Ильичу. С делом он справился, наладив работу рудника, но ему так хотелось опробовать все прогрессивные новинки в этой области. Трудно сказать какую отрасль производства обошел вниманием Фокий Ильич Швецов. Под его руководством строились медеплавильные цеха, внедрялись паровые машины, новые технологии изготовления железа и стали, построена рельсовая дорога с паровой тягой и т.д. и т.п. И когда в 1839 году были введены новые должности заместителей управляющего заводами, он был назначен замом по «техническим вопросам».


В 1840 году умирает Павел Николаевич Демидов. Наследником заводов становится его сын Павел Павлович. Но ему всего 2 года. И до его совершеннолетия заводы поступают в управление опекунским Советом, в составе Авроры Карловны Демидовой и графа Арсения Андрееевича Закревского.

Вообще про Анатолия Демидова во многих статьях говорится, что он совершенно не интересовался заводами.





А оказывается это не совсем так. Одно время он, по-видимому, хотел даже переехать в Нижний Тагил и жить там с семьей. Судите сами. В 1841 году Анатоль сочетался браком с Матильдой де Монфор, а еще её звали Матильда-Летиция- Вильгельмина Бонапарт.




Она с одной стороны была дочерью австрийского короля Вестфальского, который в свою очередь был родным братом Наполеона.




А с другой родственницей Российскому Императорскому двору (по матери). Анатолий унаследовал от своей матери страстную любовь к Бонапарту.



Жером Бонапарт, отец Матильды, хотел сохранить за дочерью титул принцессы и после замужества. А по законам Франции того времени, чтобы за принцессой крови сохранился этот титул, она должна была выйти замуж за титулованного жениха

 Анатолий Демидов купил титул Сант-Донато у Леопольда II великого герцога Тосканского. Эти поступком он навлек на себя недовольство Русского Императорского двора. Говорят император Николай I, узнав об этом, сказал: «Князь Сант-Донато?.  Пусть будет князь, но там, у меня своих князей хватает».
Таким образом, в России титул не признали. И только после смерти Анатоля, когда он перешел его племяннику Павлу Павловичу, титул был признан, но не сразу, а только через 2 года.


Итак, в 1840 году состоялась свадьба Анатолия Демидова и Матильды Бонапарт. И вот, что пишет Анатолий Николаевич управляющему Нижнетагильскими заводами: «… подыскать живописное местечко для постройки жилого дома для жены, и случись такое будущих детей».


Это что же он из Парижа собирался свою принцессу перевезти в Нижний Тагил?.  А на карте Нижнетагильского завода появилось «Матильдино подворье». Это был участок земли на берегу пруда, близ заводской заставы, окруженный лесом (его в советское время спилили под огороды).



Но вот уже через 4 года имя  Матильды Бонапарт-Демидовой приказано «предать забвению» по личному распоряжению Анатоля Демидова. Что же произошло? Все банально. Первые годы жизни были у новобрачных довольно спокойными и, наверное, счастливыми. Но стоило Анатолю по делам отлучиться из Парижа, как его супруга ему изменила с красавчиком, графом Неверкерком.


Граф Альфред Эмильен фон Нёверкерк


Взбешенный Демидов, лишил Матильду всяческих прав на наследство и денежное содержание. Тогда Матильда обратилась к Русской императорской семье, зная что Николай I недолюбливает Анатоля. В результате Анатоль получил развод при условии довольного большого содержания своей бывшей жены. Матильда прожила после развода 60 лет, получая большую пенсию сНижнетагильских заводов.


Прошло время, и на балу у Петербургского вельможи Анатолий Демидов встретился со своей бывшей супругой. Он подошел к веселой компании, собравшейся вокруг Матильды и обратился к принцессе: «Вы помните участок при моих заводах, который назван Вашим именем, мадам?. Так вот я подарил его своему бывшему крепостному, механику Швецову».


Матильда на несколько минут смутилась, а потом ответила: «О! Сударь, я читала статьи господина Швецова. Он большой ученый,  для меня будет честью, если мое имя будет упоминаться рядом с именем этого человека!».
Здоров, отбрила! Ну, а если серьезно все так и было. «Матильдино подворье» было передано Фокию Ильичу Швецову для постройки дома. «Стройся и живи…» — писал ему Анатолий Демидов. В своем письме управляющему Анатолий Николаевич мотивировал свой поступок тем, что дом Фокия Ильича находится далеко от заставы, да и вообще не соответствует положению.





Когда Демидов передал участок «Матильдино подворье» Швецову, он ещё написал: «Место сие будет весьма удобно для твоих пароходных изысканий». Была у Швецова фишка «устроить пароходное сообщение между Пермью и Нижним Новгородом».  Он давно заболел этой пароходной болезнью. Ещё в пору своей молодости он предлагал проекты по строительству пароходов, но тогда Павел Николаевич Демидов склонился к идее Черепановских паровозов. Вместе с Павлом Макеевым и Мироном Черепановым, они решили построить речной пароход.

 Летом 1840 года возвели верфь, построили большой сарай, хоз. постройки. Сэр Родерик, посетивший в 1841 году Нижний Тагил, наблюдал, как на заводском пруду плавало паровое судно.


В конце 1849 года Нижний Тагил заводы стали сильно отставить в техническом отношении от Европы, и нуждались в реформах. В Нижний Тагил прибыл новый управляющий Антон Иванович Кожуховский. Он предлагал использовать зарубежную технику и специалистов. Он как-то сразу не нашел общего языка с Фокием Ильичем, который был категорически против зарубежных специалистов.

Постепенно конфликт нарастал. Бывший директор завода П.Д. Данилов и Ф.И. Швецов решили ехать к Анатолию Демидову, чтобы лично осветить ситуацию и получить поддержку. Но Кожуховский перестраховался. Он написал главе 3-го отделения графу А.Ф. Орлову, где обвинил Швецова и Данилова в неблагонадежности (связи с декабристами и староверами), а также в том, что они имеют большие долги перед заводской конторой. И их не выпустили за границу. Но вероятно, до Анатолия дошли сведения о конфликте Кожуховского и Швецова и в 1848 году А.Н. Демидов и А.Н. Карамзин сообщили о своей инспекционной поездке в Нижний Тагил.

Кожуховский засуетился, зная об отношении Анатолия к Швецову.  Он устроил последнему тотальную проверку отчетности и ошибки всплыли. А у кого их нет, особенно в отчетности. Но воспользовавшись этим, Кожуховский уволил Швецова, обвинив в служебных упущениях и опять -таки, в неблагонадежности. А долги то перед конторой у Швецова действительно остались. Фокий Ильич уезжает в Сибирь, там у него  остались золотые прииски и участие в пароходной концессии с Козелл-Поклевским. Но дело пошло из рук вон плохо. Из концессии пришлось выйти, а золотые прииски дохода не приносили (Швецов не был золотопромышленником). Все это здорово подломило здоровье Швецова. Он просит об отсрочке долга.



Накануне своей смерти Фокий Ильич переписывает дом на сестру с тем, чтобы она его продала в счет долга перед заводской конторой. Акулина выполнила его волю, и дом был принят по распоряжению Анатолия Демидова в заводскую собственность.

Умер Фокий Ильич в одиночестве в маленьком деревянном доме на окраине Томска. Он никого не хотел обременять своей болезнью. Узнав о смерти Швецова, Анатолий велел сохранить для его родственников «все полагающиеся его званию права». Дом перешел в собственность Демидовых, но никто из Демидовых там никогда не жил. Дом использовался как гостиница для VIP гостей.




В советское время дом был отдан железной дороге. Какие только организации не находились в историческом здании и комитет комсомола, дом отдыха, детский сад, спорт база железной дороги.


В 1925 году к дому приделали пристрой со стороны пруда, в общем здание было изуродовано. Его забросили окончательно.


 Дом, простоявший 160 лет, был уничтожен в 2013 году. А это нарядное здание, которое мы видим сейчас-новодел.
И все же, если это так, то все равно лучше этот новодел-музей, чем построили бы какой нибудь очередной монстр из стекла и метала.  А так чудесный музей, воссоздающий обстановку 19 века, напоминающий и жителям города и гостям, что Нижний Тагил это все-таки была вотчина Демидовых и ещё о таких талантливых людях, каким был Фокий Ильич Швецов.




источник

Tags: Россия, усадьба
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments