vladimirtan (vladimirtan) wrote,
vladimirtan
vladimirtan

Коммерческий банк "И. В. Юнкер и К" . Невский пр., 12


До последней трети XVIII века участок дома №12 по Невскому проспекту входил в состав Адмиралтейского луга, ставшего Дворцовой площадью.

Дворцовая площадь. 1810 – 1819

Здания слева направо
Экзерциргауз.- Дом скульптора Иоганна-Готлиба Шварца -Дом баронессы Александры Борисовны Строгановой
Дом Екатерины Буландт -Дом купца Шарапова -Дом купчихи Розы Каролины Молво (дом Сен-При)
Дом князя Александра Борисовича Куракина -Дом купчихи Резвой (дом Маркелова) - Здание старого Пажеского корпуса (дом Грифса) -Дом доктора Кристофа Казимира Лерхе.



На месте первых домов по четной стороне Невского проспекта в первые годы строительства Петербурга находился Морской рынок. По требованиям пожарной безопасности он был вскоре ликвидирован, и его сменил Мытный двор у Мойки.




Первый дом здесь был построен в 1768 году по типовому проекту архитектора А. В. Квасова для жены полковника Александра Васильевича Толстого Елизаветы Васильевны. В 1777 году она продала дом портному Карлу Фридриху Гейдеману, а тот в 1782 году - генерал-поручику А. Д. Ланскому, фавориту Екатерины II. Ланской умер через два года. У его наследников в 1786 году дом купил князь А. Я. Шаховской (Алексей Яковлевич (1759—1791), камергер).
.



Дом №12 (слева), 1830-е гг.
Садовников В. С., Панорама Невского проспекта. 1830-1835 годы. Невский пр. 12, Невский пр. 14


Александр Дмитриевич Ланской
Александр Дмитриевич Ланской (1758 года-1784) — генерал-поручик, генерал-адъютант, действительный камергер и кавалер орденов Святого Александра Невского, Белого орла, Святого Станислава, Святой Анны и Полярной звезды; фаворит Екатерины II. Государственными делами он не занимался, хотя не раз имел случай оказать влияние на императрицу.




Алексей Яковлевич Шаховской (159-1791),камергер
Ближайшие родственники:       
Сын Якова Петровича князя Шаховского и кн Евдокии Егоровны Шаховской
Полукровный брат Анны Яковлевны кн. Голицын; Марии Яковлевны княгини Салтыковой; Федора Яковлевича князя Шаховского и Адриана Адрианаович Лопухина


К 1804 году домом №12 владел богатый греческий купец Иван Калержи, приехавший в Петербург примерно в 1800 году.
Предки рода Калержи упоминаются в венецианских хрониках начиная с первой половины XIV века; позже ветвь рода Калержи переселилась в Грецию, а в XVIII веке - в Россию. Иван Калержи, занимавшийся торговлей пшеницей и сальными свечами, которые он с большой выгодой вывозил из России в Турцию и Италию через Азовское, Черное и Средиземное моря на принадлежавших ему судах, составил себе огромное состояние.

С 1819 года верхний этаж дома Калержи снимал военный губернатор Петербурга граф Михаил Андреевич Милорадович, вступивший на этот пост за год до этого.

Михаил Андреевич Милорадович
Граф Михаил Андреевич Милорадович (1771—1825) — русский генерал от инфантерии (1809), один из предводителей русской армии во время Отечественной войны 1812 года, Санкт-Петербургский военный генерал-губернатор и член Государственного совета с 1818 года.


По словам историка А. И. Михайловско-Данилевского квартира Милорадовича была похожа на "магазины мебели или изящных художеств по великому множеству разнообразных предметов и вещей, в них находившихся; я не видел нигде подобного убранства: это был совершенно беспорядок, соединённый с утончённым вкусом. Например, тут стояли картины Тициана, Вернета, Сальватора Розы, Гвидо Рени, а подле них книги, планы, птицы, трубки, янтарные мундштуки и два фортепиано. Почти каждая горница имела своё собственное освещение; в одной свет происходил от восковых свечей, в другой - от алебастровых ламп, в третьей свечи были приспособлены таким образом, чтобы их не было видно, и они освещали одни картины. Одна комната была вся зеркальная: не только стены, но и потолок состоял из зеркал; другая комната убрана была диванами а турецкий манер, и в ней повешены были самые сладострастные картины. Посреди библиотеки был птичник; прекрасные мраморные статуи находились повсюду. "Где же ваша спальня?" - спросил я его. "У меня нет спальни, - отвечал он, - я провожу ночь, где мне вздумается". В одной зале, где находились прекрасные картины и статуи, я увидел чёрную мраморную вазу. Возле неё стоял горшок с увядшим кипарисом, и на вопрос мой ,что сие значит, хозяин ответил мне, что "это памятник моего потерянного счастья"".



Весной 1820 года Пушкина вызвали к военному генерал-губернатору Петербурга графу М. А. Милорадовичу для объяснения по поводу содержания его стихотворений (в том числе эпиграмм на Аракчеева, архимандрита Фотия и самого Александра I), несовместимых со статусом государственного чиновника. Шла речь о его высылке в Сибирь или заточении в Соловецкий монастырь. Лишь благодаря хлопотам друзей, прежде всего Карамзина, удалось добиться смягчения наказания. Его перевели из столицы на юг в кишинёвскую канцелярию И. Н. Инзова.






При Милорадовиче состоял в качестве чиновника по особым поручениям поэт и будущий декабрист Федор Глинка. Он вспоминает, как однажды явился к своему начальнику и Милорадович, "лежавший на своем зеленом диване, закутанный в дорогие шали, закричал навстречу: "Знаешь, душа моя! У меня сейчас был Пушкин. Мне ведь велено взять его и забрать все его бумаги; но я счел более деликатным пригласить его к себе и уж от него самого вытребовать бумаги. Вот он и явился очень спокоен, с светлым лицом и, когда я спросил о бумагах, он отвечал: "Граф! Все мои стихи сожжены: у меня ничего не найдете в квартире, но, если вам угодно, все найдется здесь (он указал пальцем на свой лоб). Прикажите подать бумаги, я напишу все, что когда-либо написано …". Подали бумаги, Пушкин сел и писал, писал... и написал целую тетрадь. Вот она , полюбуйтесь. Завтра я отвезу ее Государю. А знаешь ли, Пушкин пленил меня своим благородным тоном и манерою обхождения". На другой день я пришел к Милорадовичу поранее. Он возвратился от Государя, и первым словом его было: "Ну вот, дело Пушкина и решено!" И продолжал: "Я подал Государю тетрадь и сказал: "Здесь все, что разбрелось в публике, но вам, Государь, лучше этого не читать". Потом я рассказал подробно, как у нас дело было. Государь слушал внимательно и, наконец, спросил: "А что же ты сделал с автором?" - "Я? Я объявил ему от имени Вашего Величества прощение!" - Тут мне показалось, что Государь слегка нахмурился. Помолчав немного, он с живостью сказал: "Не рано ли?" Потом, еще подумав, прибавил: "Ну, коли уж так, то мы распорядимся иначе: снарядить Пушкина в дорогу, выдать ему прогоны и, с соблюдением возможной благовидности, отправить его на службу на юг".




Губернатор выехал из дома Калержи в начале осени 1822 года. Ещё с июня в "Санкт-Петербургских ведомостях" давалось объявление о сдаче с сентября "двух этажей, в коих жительствует ныне Его сиятельство С. П. Б. Военный Генерал-Губернатор гр. Михайло Андревич Милорадович". При переезде в казённые апартаменты (Большая Морская ул., 38) ему помогал перевозить вещи специальный отряд.


И снова о владельцах дома Калержи
В 1839 г. Иван Калержи младший подарил дом своей юной жене Марии, племяннице вице-канцлера К. В. Нессельроде. Она прожила здесь совсем недолго, а затем перебралась в Париж,  брала уроки музыки у Шопена и Листа, пианистка. В память виртуозной пианистки М. Ф. Калержи Ф. Лист написал «Элегию».

Нессельроде, Карл Васильевич
Граф Карл Васильевич Нессельроде или Карл Роберт фон Нессельроде (1780 —1862г) — русский государственный деятель немецкого происхождения, предпоследний канцлер Российской империи. Занимал пост министра иностранных дел Российской империи дольше, чем кто-либо другой. Сторонник сближения с Австрией и Пруссией, противник революционных движений и либеральных преобразований, один из организаторов Священного союза.



После смерти Ивана Калержи в 1837 году дом №12 перешёл во владение его сыну Ивану Калержи-младшему (1814—1863). Тому тогда было всего 23 года, но он уже стал одним из ведущих торговцев вывозимой из России пшеницы. Он был одним из богатейших людей в стране. 3 января 1839 года он женился на 16-летней племяннице министра иностранных дел княжне Марии Нессельроде. Подарком молодой жене стал дом №12 по Невскому проспекту, а также счёт в одном из петербургских банков на 600 000 золотых рублей.

Калергис, Мария
Мария Калергис (польск. Maria Kalergis; 7 августа 1822, Варшава — 22 мая 1874, Варшава) — польская пианистка и покровительница искусств.
Дочь  генерала Фридриха Карла Нессельроде (1786—1869), племянница канцлера Российской Империи Карла Васильевича Нессельроде. Мать — полька, Тэкля Наленч-Гурская (Tekla Nałęcz-Górska) (1795—1848), сестра Иосифа Горского — камергера двора императора Александра I.
Выполняла секретные поручения русского двора. Сыграла значительную роль при захвате власти Луи Наполеоном Бонапартом, впоследствии императором Наполеоном III.


Норвид. Портрет Марии Калергис, 1845

Нессельроде, Фёдор Карлович
Граф Фёдор Карлович Нессельроде  (1786 — я 1868), генерал-лейтенант, начальник 3-го округа (Царство Польское) Корпуса жандармов.
17 февраля 1817 г. в чине ротмистра он был назначен адъютантом к Цесаревичу Константину Павловичу, 4 октября 1819 г. произведён в полковники с оставлением в прежней должности, а 10 мая 1828 года произведён в генерал-майоры и назначен состоять при Цесаревиче. После смерти великого князя Константина Павловича граф Нессельроде был произведён в генерал-лейтенанты (6.12.1837) и назначен начальником 3-го округа Корпуса жандармов.



Брак Ивана и Марии Калержи не стал счастливым. Супруг оказался чрезвычайно ревнив. Заграничное свадебное путешествие пришлось прервать, Мария вернулась в Петербург, где 5 января 1840 года у неё родилась дочь, о чём отец поначалу даже не был извещён. Поселилась Мария не в подаренном ей доме, а у дяди вице-канцлера. Узнав об этом, Иван Калержи срочно переселил жену и дочь в дом на Невском проспекте. Он запретил ей выходить из дому без разрешения, окружив горничными. В начале осени 1840 года Марии удалось покинуть столицу и переехать в Варшаву к отцу. Впоследствии в Петербург она приезжала зимой 1852-1853 годов. Жила Мария здесь, а концерты давала в салоне графов Виельгорских.

Виельгорский, Михаил Юрьевич
Граф Михаил Ю́рьевич Виельгорский (фамилия передавалась также как Вельгурский, Велеурский и другими способами; польск. Michał Wielhorski, 1788—1856) — русский музыкальный деятель и композитор-любитель польского происхождения, старший брат Матвея Виельгорского, отец Иосифа Виельгорского.



Дом Виельгорского был своеобразным музыкальным центром. Здесь собирались истинные ценители музыки, впервые исполнялись многие сочинения. В доме Виельгорского Ф. Лист впервые играл с листа (по партитуре) «Руслана и Людмилу» Глинки. Поэт Д. Веневитинов называл дом Виельгорского «академией музыкального вкуса», Г. Берлиоз, приезжавший в Россию, — «маленьким храмом изящных искусств».


Последние годы своей недолгой жизни Мария Калержи провела в Варшаве, выйдя замуж за героя обороны Севастополя 1854-1855 годов 30-летнего подполковника С. С. Муханова, назначенного директором варшавских театров. Но вскоре тяжелый ревматизм приковал пианистку к постели. Когда до Листа дошла весть о ее безвременной смерти, он устроил в Веймаре грандиозный концерт, где впервые исполнил посвященную Марии Калержи сонату. "Она играла как никто, - говорил Лист. - Кому довелось слушать ее, тот, конечно, этого не забудет, потому что это была не игра, но единственное в своем роде воссоздание творчества".

Ференц Лист. 1811-1886



В 1850-х гг. участок принадлежал купцу Ландсбергу, затем - штабс-капитану Шишкину и его наследникам. 

В 1870-х гг. находилась банкирская контора А. Зингера, позднее - фирма конторского оборудования и счетных машин «К. фон Голи и К°», фотография И. Войно-Оранского, салон парижской моды, контора В. А. Пташникова и др.




Фото 1902 г. : Невский пр., д.12


1900-1902 гг.



У наследников С. В. Шишкина здание в 1910 году было выкуплено коммерческим банком "Юнкер и К". Он был основан в Москве в 1869 году . В начале XX века появился петербургский филиал, который до переезда сюда размещался в доме №22 по Невскому проспекту.

Автором проекта перестройки дома №12 стал архитектор Вильгельм Иванович ван дер Гюхт. Возможно, ему помог в этом архитектор Эриксон. Новое банковское здание было построено в рекордные сроки, за зиму и весну 1910-1911 годов. Оно облицовано красным шведским гранитом. Соответствующие работы выполняло Восточно-Финляндское гранитное акционерное общество (г. Выборг) и конторой инженера А. И. Гури.




Здание сочетает черты модерна и неоклассицизма. Фасад раскрыт широкими тройными окнами и витринами. Четыре легкие каннелированные колонны увенчаны аллегорическими статуями.

2011 г.



Благородство и репрезентативность придает фасаду облицовка красным гранитом, выполненная Восточно-Финляндским гранитным акционерным обществом (г. Выборг) и конторой инженера А. И. Гури.



В годы Первой мировой войны контрольный пакет акций банка приобрел известный финансист Д. Л. Рубинштейн, а после его ареста (1916 г.) учреждение перешло Московскому промышленному банку фабриканта Н. А. Второва.


После революции 1917 года дом №12 был национализирован. Большую часть его помещений отдали под жильё. В годы НЭПа в первом этаже открылись магазины одежды, продолжавшие работать и после свёртывания "новой экономической политики". В 1920-х годах здесь располагались конторы и магазины "Ленинградтекстиля".

В 1992 году здание было передано в аренду банку "Лионский кредит". В августе 2000 года здесь были открыты магазины модной одежды, принадлежащие российской компании "Bosco di Cilirgi" .


Фотография 1900-х годов
















Tags: Петербург, банк
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments