vladimirtan (vladimirtan) wrote,
vladimirtan
vladimirtan

Categories:

Варяги создавали рабовладельческую Русь


Варяги пришли на земли славянских племён в бассейне Днепра за мехами. Но завоеватели быстро поняли, что работорговля — более прибыльное дело. Первые века Руси — это сначала захват скандинавами славян в рабство и их продажа на Юге и Востоке, а затем — и экономическое принуждение к рабству. Рабовладельческая культура варягов создала государственность у славян.@


Варяги пришли на земли славянских племён в бассейне Днепра за мехами. Но завоеватели быстро поняли, что работорговля — более прибыльное дело. Первые века Руси — это сначала захват скандинавами славян в рабство и их продажа на Юге и Востоке, а затем — и экономическое принуждение к рабству. Рабовладельческая культура варягов создала государственность у славян.

Эта тема табуирована среди российских и советских историков, лишь некоторые касаются её, и то вскользь. Основоположник «марксистской исторической школы» Михаил Покровский в своей книге «Очерк истории русской культуры» (написана в 1915-18 годах, т.е. ещё без диктата большевиков) описывает, как поход норманнов за славянскими рабами создавал государственность Руси.

«Норманнов, или, как называли их русские славяне, варягов, привлекли и к русским славянам прежде всего меха: древнейшее упоминание о варяжской дани говорит о «белках и веверицах» (куницах). Но уже очень скоро — вероятно, как только им удалось проникнуть до ближайших южных и восточных рынков, Константинополя, Булгара на Волге и Итиля — они открыли здесь товар, гораздо более ценный и прибыльный — рабов.

Древнейшее арабское описание руссов рисует их прежде всего как работорговцев: они нападают на славян, захватывают их в плен, отвозят в Хазеран и Булгар «и продают там». Древнейший договор руссов с греками, в 911 году, говорит о челяди, рабах, как о главном русском товаре. Древнейшая редакция «Русской Правды», ещё четко отличающая «русина», т. е. норманна, от «славянина», рассматривает «челядина» как главный вид движимого имущества — причём варяжский челядин оказывается имуществом, охраняемым особенно тщательно. Как и на Западе — в Нормандии и в Англии — норманны в России быстро утратили свои национальные особенности, усвоили «русский», т. е. славянский, язык и стали называться славянскими именами. Но это нисколько не изменило их экономического значения: обрусевший норманн оставался работорговцем.

Интересы невольничьего торга определяли политику создателей «киевской державы»: Святослав собирался перенести свою столицу на Дунай, потому что туда сходились «вся блага» из русской земли — и в числе этих благ он не позабыл и челяди; Владимир Св. сам был крупным работорговцем. Первичной формой добывания челяди был просто захват; именно применение киевским князем Игорем этого древнейшего способа заставило древлян вспомнить поговорку: «повадится волк к овцам, так по одной выносит все стадо, если не убить его».



Этот способ сохранил всё свое значение и впоследствии: княжеские усобицы, которыми полна история Киевской Руси и которые на первый взгляд не имеют никакого смысла, на самом деле имели глубокое экономическое основание; «ополониться челядью» было заветной мыслью всякого князя и его дружины — спор из-за «столов» только прикрывал экспедиции за живым товаром, как теперь разбойничьи колониальные войны прикрываются «национальными потребностями» и «интересами цивилизации».

Но рядом с прямым захватом постепенно выработались более мирные способы порабощения. Из «Русской Правды» мы узнаём о систематических попытках обращать в рабство наёмных слуг, «вдачей». Ещё большее значение имело долговое холопство, «закупничество» — причём интересно, что сам юридический институт в этом случае пришел к нам из Скандинавии.

«Закуп» «Русской Правды» — точная копия долгового раба скандинавских правд. Княжеские усобицы и тут подготовляли почву: разоряя земледельческое население, они всё чаще и чаще заставляли последнее прибегать к займам у крупных собственников, которыми были те же обрусевшие варяги. Так норманнское нашествие с чрезвычайной быстротой создало на Руси рабовладельческую культуру, яркую и грандиозную, ибо торговля рабами приносила на Русь огромные суммы денег (Какие суммы — покажет один пример: из Смоленской земли в один только поход было уведено 10.000 пленников. Цена раба, по «Русской Правде», 5 гривен — 120 руб. на наши деньги. Общая стоимость добытого, стало быть, составляла 1 млн. 200 тысяч рублей), и в то же время систематически подрывавшую основы всякой культуры, уничтожая её создателя, славянского крестьянина.

Но попутно та же рабовладельческая культура разрушала и старые общественные формы, создавая новые, более прогрессивные: в Киевской Руси мы встречаем первые, и очень крупные, зачатки городского хозяйства».

Tags: Русь
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments