vladimirtan (vladimirtan) wrote,
vladimirtan
vladimirtan

Загадки Гром-камня: Как у петербургского «Медного всадника» появился постамент

Петербургский памятник Петру I, наверное, известен каждому жителю России. Не обязательно для этого приезжать в Санкт-Петербург: запоминающиеся очертания скульптуры сделали её одним из символов северной столицы, проникнув на фотографии, открытки, видеоролики и даже на эмблему Ленфильма. Известности прибавила также поэма «Медный всадник» Пушкина, где возвышающийся Пётр оживает в глазах безумного героя произведения. Между тем постамент памятника – Гром-камень – имеет свою историю и свои загадки, не раскрытые до сих пор. @



Находка


Воздвигнуть монумент Петру Великому захотела императрица Екатерина II. Для грандиозной скульптуры было решено найти не менее грандиозный постамент, и с этой целью газета «Санкт-Петербургские ведомости» стала публиковать объявления, где призывала заинтересованных лиц «выломать и привезти сюда, в Санкт-Петербург» подходящий камень.


Гром-камень в лесу. Гравюра Якоба ван дер Шлея

Гром-камень в лесу. Гравюра Якоба ван дер Шлея



На просьбу отозвался казённый крестьянин Семён Вишняков, служивший поставщиком строительного камня, и указал на огромный валун в окрестностях Конной Лахты. В народе его прозвали Гром-камень, из-за бытовавшей легенды, что он откололся от скалы в результате удара молнии. Капитан Марин Карбури, руководитель поисковых работ, заплатил крестьянину за находку приличную по тем временам сумму – сто рублей.

Учёные предполагают, что в окрестности Санкт-Петербурга камень пришёл давно, около 11 тысяч лет назад, из Северной Карелии или Скандинавии. Или, точнее, его притащил за собой ледник: очень часто уникальные горные породы оказывались южнее своего происхождения благодаря ледниковым периодам, когда нарастающие ледники буквально толкали впереди себя огромные валуны.

По составу Гром-камень действительно уникален (68% полевого шпата, 29% кварца), гранит такого типа больше под Петербургом не встречается. Бытовало мнение, что известные Ольгинские валуны на берегу Финского залива – это отколовшиеся от Гром-камня куски, которые оставили недалеко от пристани во время транспортировки каменного гиганта. Но геологический анализ выяснил, что Ольгинские валуны по своему составу от Гром-камня отличаются. Стало быть, эта легенда неверна.


Ольгинские валуны

Ольгинские валуны



Доставка


Гром-камень доставляли в Петербург почти год. Из-за такого огромного срока может показаться, будто место его находки было невероятно далеко от столицы. Однако сегодня район Конной Лахты и вовсе входит в черту города. Технические средства в то время просто не могли позволить быстро доставить огромный валун весом под 2 тысячи тонн.

Его первоначальные размеры составляли 13 на 8 на 6 метров. Дождавшись начала заморозков, чтобы по заледенелой почве было удобнее везти деревянную платформу, рабочие с помощью рычагов извлекли камень и поместили его на платформу. На месте выемки образовался Петровский пруд, существующий и поныне.


Гравюра Якоба ван дер Шлея

Гравюра Якоба ван дер Шлея



За сутки удавалось продвинуть платформу примерно на 20–30 шагов. Так с ноября 1769 года по март 1770 года камень тащили до пристани. Сама императрица однажды специально приехала в Лахту и наблюдала за этим процессом, запретив обтёсывание камня – ей хотелось, чтобы до Петербурга он добрался без утраты объёма. Весной Гром-камень погрузили на барку и доставили в столицу по морю.


Транспортировка Гром-камня

Транспортировка Гром-камня



Один валун и множество кусочков


При самом поверхностном взгляде на постамент «Медного всадника» можно заметить, что его фронтальные и тыловые части имеют несколько иной цвет, да и разделяются чуть ли не трещинами:






Зрение вас не обманывает: это разные куски одного Гром-камня. Кстати, на самом деле их не три, а четыре, как показали поздние исследования. Аккуратно уложенные, они поддерживают прочность конструкции пьедестала и, если не обращать внимание на цветовую границу, производят впечатление единого монолита.

Были и другие кусочки. Камень обтёсывали, полировали и приводили в форму согласно архитектурному замыслу. Что же происходило со строительным мусором? Есть сведения о том, что из остатков Гром-камня делали сувениры – письменные приборы, набалдашники тростей, броши. Найти эти сувениры, правда, так и не удалось. Какой-то отполированный кусок Екатерина II отправила своему другу по переписке, французскому философу Дени Дидро. Сохранился ли он, неизвестно – возможно, попал в число экспонатов какого-нибудь французского естественно-научного музея.

Так что даже спустя 250 лет Гром-камень хранит свои загадки, ничуть не меньшие, чем возвышающийся над ним «Медный всадник».

Tags: Петербург, архитектура
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments