vladimirtan (vladimirtan) wrote,
vladimirtan
vladimirtan

Большая Бронная: открывалась дверца автомобиля и показывалась нога в галоше

Большая Бронная: открывалась дверца автомобиля и показывалась нога в галоше -
галоши серый кардинал носил всегда


Идти по Большой Бронной максимум минут десять – как и по Тверскому бульвару, которому она параллельна. Тем не менее, на этом коротком отрезке счастливо уживались цвет русского искусства, члены Политбюро ЦК КПСС, славные труженики мануфактурных предприятий, старинная церковь и театр.  @



Пушкинская площадь, от которой начинается наша прогулка, признаемся, представляет собой сейчас довольно хаотичное нагромождение скверов. Летом этим, безусловно, приятно дышать, но путаница создается отчаянная. То ли дело раньше – стоял себе Тверской бульвар, окруженный домами, а напротив – Страстной монастырь. В 1880 году в изголовье бульвара торжественно водрузили памятник Александру Сергеевичу.(Предприимчивые жители окрестных зданий даже окна сдавали с видом на зрелище – от 25 до 50 рублей штука). Тогда от Большой Бронной его отделял квартальчик низкорослых уютных домишек. Нет чтоб на этом успокоиться.


Угол Большой Бронной и Сытинского переулка



В 1938-м снесли Страстной монастырь, расширив площадь втрое. А в августе 1950 года бедного нашего классика вместе с постаментом (общий вес – более 70 тонн) поставили на тележки и по деревянному настилу с рельсами перекатили по ту сторону Тверской. Оттуда он взирал на домики, разделяющие бульвар и Бронную, в котором соседствовали аптека и знаменитый пивной бар («там всегда были раки!»), позже сменившийся кафе-молочным. Но в 70-х снесли и аптеку, и диетический «общепит». Возникший Новопушкинский сквер летом журчит фонтаном, шумит листвой, позвякивает пивными бутылками. В общем, полон жизни.

Стоим на углу Бронной у Бенеттона - бывшего магазина «Наташа» (место когда-то почти столь же популярное для рандеву, как «у памятника»). Слева белое полотно сквера, с неаккуратно прочерченными покачивающимися серыми ветвями. Прямо, на фоне гигантского «М» осенняя однотонная толпа, гроздья будто вылинявших воздушных шариков, упрямо тянущихся к небу. Продрогшие девочки тщетно суют проходящим рекламки. «Я уже 20 минут тут! Ну где, где, у Макдака на углу, напротив сквера!» - выговаривает парень в натянутом до носа капюшоне мобильнику.


Угол Большой Бронной и Сытинского переулка (2008 г.)



До конца 80-х на месте Макдональдса было бешено популярное в те времена кафе «Лира». Это о нем пел Макаревич: «У дверей в заведенье народа скопленье, топтанье и пар…». А потом, в 1991 году, состоялось триумфальное пришествие Макдональдса. Любители ретро могут пройти дальше, к дому № 27, где после чехарды сменяющихся заведений плотно поселилась чебуречная (сначала - "чебуречная СССР), в которой, как встарь, наливают в стаканы томатный сок.




В этом же доме жила одна из первых звезд советского кино Любовь Орлова со своим мужем, режиссером Григорием Александровым. Фильмы Александрова «Цирк» (1936 г.) и «Веселые ребята» (1934 г.) с Орловой и Утесовым в главных ролях были истинными хитами, хотя слова тогда такого еще не знали. Красавица, блондинка, великолепно поющая и танцующая – Голливуд! Одни ее считали особой довольно резкой в общении, другие - чуть ли не ангелом небесным.

Дружившая с актрисой Фаина Раневская называла ее «буржуазкой». Возможно чрезмерная сдержанность объяснялась тем, что советской кинозвезде приходилось скрывать свое дворянское происхождение и на некоторые вопросы она отвечать просто отказывалась. Еще одной тайной был ее возраст. По этому поводу Раневская говорила: «Одна я такая идиотка. Когда впервые выдавали паспорта и можно было назвать любой год рождения, скостила себе только три года! А Любочка -- сразу десять!» Орлова назвала ее как-то: «моя добрая фея». Скорее уж «добрый фей», поправила Раневская. Собственно, вся эта история относится к Бронной еще и потому, что Фаина Георгиевна играла тогда в Камерном театре Таирова (Театр Пушкина) и жила неподалеку – в Богословском переулке.


Вид из Сытинского переулка на Сытинский тупик (2008 г.). Теперь здесь ЛавкаЛавка



Вот и театр (главный вход, конечно, с Тверского бульвара). Практически впритык к нему, в Богословском переулке стоит одна из старейших московских церквей – Храм Иоанна Богослова. Война двух стихий – церкви и театра - была запрограммирована изначально, когда давным-давно некие братья студенты переделали дом, доставшийся им по наследству, в театр. Возмущению "соседей" не было предела. Театр пытались запретить. Но тут грянула революция, и силы стали не равны.

Камерный (тогда) театр возглавлял Александр Таиров. Ходили слухи, что теперь театр покушался на Церковь. Но жившие по соседству Осип Мандельштам с женой видели, как в 1922 году проходило изъятие церковных ценностей, и делали это явно не актеры. Надежда Мандельштам записала свои впечатления: "Священник, пожилой, встрепанный, весь дрожал, и по лицу у него катились крупные слезы, когда сдирали ризы и грохали иконы прямо на пол. Проводившие изъятие вели шумную антирелигиозную пропаганду под плач старух и улюлюканье толпы, развлекавшейся невиданным зрелищем».

Храм закрыли, искусство процветало, но в 1949 году та же власть, помогавшая ему процвесть, безжалостно уничтожила Таирова и его жену – великую актрису Алису Коонен. А церковь благополучно реставрировали, заодно выходящую к ней глухую стену театра расписали деревьями, и в 1992 году она вновь открылась для прихожан.


Сюда, на Тверской бульвар, выводит тайный проход от синагоги на Большой Бронной


Далее по курсу дом № 19, где жили столь недолго побывший Генеральным секретарем ЦК КПСС Константин Черненко и член Политбюро ЦК КПСС, известный в народе как «серый кардинал» Михаил Суслов. Как утверждает живший неподалеку товарищ также из верхних слоев номенклатуры, когда автомобиль Суслова подъезжал к подъезду, открывалась дверца и показывалась нога в галоше – галоши он носил всегда. Неподобающий внешний вид Сусловым и, соответственно, его людьми не одобрялся. Однажды в 82-м году группа юных неформалов была задержана и препровождена в соответствующее место только за то, что имела глупость прохаживаться вблизи дома Суслова в драных разрисованных джинсах. Ребятам повезло: среди родственников нашелся папа-гэбист.

Tags: Большая Бронная, Пушкинская площадь, Страстной монастырь, театр, храм
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments