vladimirtan (vladimirtan) wrote,
vladimirtan
vladimirtan

Садовая-Кудринская улица. Нечетная (внешняя) сторона СК. Часть 1.

Оригинал взят у stapelia2784 в Садовая-Кудринская улица. Нечетная (внешняя) сторона СК. Часть 1.
             Садовая-Кудринская улица. Нечетная (внешняя) сторона СК. Часть 1.

      Некоторое время назад я начала рассказывать о достопримечательностях и памятниках Садового кольца. Тогда речь шла  о Новинском бульваре и Кудринской площади. Теперь вновь возвращаюсь на Садовое кольцо и начинаю писать о Садовой-Кудринской улице. Она возникла после сноса Земляного вала в 1820-х годах и за время своего существования не раз меняла свой облик. Мы поговорим не только о зданиях, ныне стоящих на ней, но и о домах, стоявших на ней ранее, и жителях, проживавших в них.
     Садовая-Кудринская улица. Фото 1928 - 1929 гг.

С XVI по XVIII в. с внешней стороны этой части земляного вала лежали пахотные земли и огороды ямщиков Тверской слободы.  В 1737 - 1745 гг. на бывшей земле ямщиков появились большие загородные дворы знати - адмирала Ф. М. Апраксина, А. Ю. Нелединского-Мелецкого, князей Ф. В. Шаховского, Ф. Г. Тюфякина, С. Г. Друцкого, Г. А. Урусова, И. В. Одоевского, статского советника М. С. Аничкова и громадный пустырь князя М. Ю. Одоевского (на углу совр. улицы Красина, а тогда проезжего переулка на Старую Живодерку). .Дворы имели в глубину более 200 м. А за ними еще лежало "ямское поле". В 1796 г. на обоих проездах земляного вала было всего пять каменных зданий в трех дворах; остальные были деревянные.
     После сноса Земляного вала в 1820-х годах по указу Александра I, освободилось большой ширины пространство, поэтому было принято решение - на улицу отвести порядка 25 метров посередине, где и устроить мостовую и тротуары, а остальную часть отдать местным домовладельцам для устройства палисадников, отсюда название - Садовая. Позже ее поделили на 20 отдельных улиц и площадей. Эта часть называлась Садовая-Кудринская улица, напоминая о существовавшем здесь древнем селе Кудрине.
    Художник Андрей Голицын "Дом Протковой на Большой Садовой" Илл.из книги О. Волкова "Москва дворянских гнезд.

   Современная Сад.-Кудринская ул. начинается угловым домом №2\1с2. Этот флигель Вдовьего дома был построен в самом конце XIX века для обслуживающего персонала того же Вдовьего дома. До революции первый этаж здания сдавался, например, в 1915 г. здесь была аптека некоего Немзера Сем. Сем. После революции его, как и здание Вдовьего дома, занимали различные медицинские организации. В этом доме в 1920-х годах располагалась Психо-неврологическая и Педагогическая школа-санаторий.
    Садовая-Кудринская ул.(слева флигель Вдовьего дома). Фото 1911 - 1917 гг.

   Прежде, за Вдовьим домом был сад, т.н. "задний" сад, который начинался от угла нечетной стороны Садовой-Кудринской ул. и тянулся аж до совр. дома №7 (см. план Хотева 1852 г.), но ближе к концу XIX века часть его территории стала постепенно застраиваться, что и продолжается до сих пор. С постройкой флигеля сад был отодвинут от угла улицы.
   На первом фото и на фотографии ниже видно, что сад выступал за красную линию флигеля Вдовьего дома.
                                             На Кудринской-Садовой раздача партийных листков.
                     Еженедельное иллюстрированное прибавление к газете «Московский Листок» №90 1906 год.

                        
   Вскоре улицу расширили, а сад еще урезали (в наше время снова расширяем тротуары и высаживаем деревья и так до бесконечности). Фото 1936-1937 гг.

        Дом №1. Уже в наш век, в начале 2000-х годов уничтожили еще часть сада и к флигелю Вдовьего дома пристроили очередной бизнес-центр. Ясно, на такой лакомый кусок в центре городе не могли не положить глаз.

    Он же с угла.
                                Садовая-Кудринская ул.
    Дом №3а. За бизнес-центром на месте сада долгое время стоял 3-х этажный сарай, в котором на первом этаже устроили недорогие кафешки. Сейчас сарай облогородили (см.здесь).

   За домом №3а находится вход-выход на вторую территории Московского зоопарка, которую открыли весной 1925 года, о чем сообщал справочник того времени (см. здесь), и почти вдвое увеличившая его площадь. Новая территория зоопарка включила в себя и часть сада  бывшего Вдовьего дома. Первоначально этот вход выглядел так. Фото 1935 г.

    Современный вид.

   Позднее старые ворота заменили на вот такие причудливые с разнообразными зверюшками. Жаль, не известно кто их автор. Напишите, если знаете.
                           
    Рассмотреть подробнее эти дивные ворота можно (тут).

    Удивительна история следующего знания, оно невидимыми нитями связывает судьбы многих знаменитых людей, иногда прямо, а иногда косвенно. Но обо всем по порядку.
    Дом №3с1. Следующий кусок Вдовьева сада "оттяпали" еще до революции. В 1886 - 1887 гг. по проекту архитектора Геппенера Максима Карловича (о нем я писала здесь) выстроили 4-ю женскую гимназию. В “Спутнике зодчего по Москве” (1895 г.) сообщалось - "Просторные классы обильно освещены высокими окнами, подведенными почти под самые потолки, и расположены в двух верхних этажах трехэтажного строения, по обеим сторонам широких средних коридоров, получающих свет через большие, во всю стену окна, находящиеся по обоим концам и через открытые арочные отверстия соединяющие коридоры с прилегающими к ним рекреационными залами… В нижнем этаже около такого же среднего коридора группируются: зал для пения и танцев, большой рукодельный класс, инспекторская с приемною, помещение для ожидающей учениц прислуги, гардеробная, квартира главной надзирательницы и, по особому коридору, комнаты для служителей и женской прислуги. Отопление производится посредством голландских печей с притоком наружного подогревающегося воздуха…”.
   4-я Женская гимназия. Фото 1902 г.

     Всего год, в 1901 - 1902 гг., здесь училась Марина Цветаева - это была первая ее гимназия, но осенью 1902 г. из-за обнаруженного у ее матери М. А. Цветаевой туберкулёза, Марина вместе с семьёй уехала на Итальянскую Ривьеру. После возвращения в Россию, Цветаева училась уже в частных гимназиях.
                                                           
   Другой знаменитой ученицей этой гимназии была соседка М.Цветаевой по Трехпрудному переулку, будущая  художница-авангардистка, график, сценограф - Наталья Гончарова.
                                                           
    Наталья Сергеевна Гончарова (1881 - 1962 гг) происходила из дворянского рода Гончаровых (потомков калужского купца Афанасия Абрамовича - основателя Полотняного Завода). Ее отец московский архитектор Сергей Михайлович Гончаров (о нем и его постройках я не раз писала, см. тег Гончаров сбоку), а ее прапрадед - отец Н.Н. Пушкиной (ур. Гончаровой). Ее мать Екатерина Ильинична - дочь профессора Московской духовной академии Беляева.
   Приехав в Москву в 10-летнем возрасте и поступив в гимназию, Наталья Гончарова окончила ее в 1898 г. с серебряной медалью. В 1901 г. она поступает вольнослушателем в Московское училище живописи, ваяния и зодчества, в котором учится с перерывами до 1909 г., пока ее не отчисляют за неуплату. Однако, это ей не помешало стать замечательным художником.
    На сегодняшний день картины Натальи Гончаровой стоят немалых денег и считаются самыми дорогими, из созданных художниками женщинами.
  Для иллюстрации из всего ее богатого творческого наследия, я взяла наиболее подходящую к теме этого поста картину.
                                 Гончарова Н. Московская зима, 1900-е, Ульяновский художественный музей
                         
    И хотя в годы учебы в этом здании, эти две выдающиеся женщины не встречались, т.к. учились в разные годы, но впоследствии они были хорошо знакомы, Марина Цветаева не раз бывала в гостях у Н. Гончаровой и у ее мужа, тоже художника, М. Ларионова.
    Не менее интересна и послереволюционная жизнь здания, когда в нем расположилась кафедра биохимии МГУ, но до этого, в нем находилась общеобразовательная школа. В 20-е годы в школе, основанной на месте женской гимназии, учился Б.Е.Черток - выдающийся конструктор ракетно-космической техники, соратник А.П.Королева (см. его книгу "Ракеты и люди, т.2, Фили - Подлипки - Тюратам"). А в Википедии пишут также, что в ней  учился сын Сталина - Василий, но ссылок нет, поэтому за ее достоверность не ручаюсь. Известно, что Василий Сталин окончил школу №25, а бывая на разных экскурсиях, я встречала рассказы экскурсоводов о пяти-шести школах, в которых он учился.
     О дальнейшей истории здания рассказывает один из сотрудников кафедрв биохимии - профессор Мушкамбаров Н.Н. - "После революции судьба здания круто изменилась. Оно было передано кафедре биохимии медицинского факультета Московского Университета. В 1924 году, когда умер В.И.Ленин, кафедрой заведовал профессор Б.И. Збарский. Именно ему, вместе с морфологом В.П. Воробьёвым, было поручено сохранение тела Ленина. Как известно, с заданием они справились, разработав специальный бальзамирующий раствор и методику его применения. Однако бальзамирование не стало одномоментным актом, а требовало постоянного наблюдения за телом и периодических профилактических процедур. В 1930 году медицинский факультет Университета был выделен в самостоятельное учебное заведение (1-ый Московский медицинский институт), в состав которого вошла и кафедра Б.И. Збарского... На кафедре проводились актуальные по тому времени научные исследования. Но вместе с тем на ней продолжалась и работа по сохранению тела вождя.
    В 1939 году для осуществления исключительно этой работы на третьем этаже здания основали закрытое, режимное учреждение – Лабораторию при Мавзолее В.И. Ленина. Ей же было отведено небольшое двухэтажное здание во дворе; там располагался морфологический отдел..."..
    На панорамном фото этой части улицы сделанном замечательным фотографом  А.Задикяном в 1955 г., хорошо виден корпус, стоящий во дворе дома №3к1.

    Для наглядности я сделала увеличенный скан зданий, о которых пишу в данный момент.

    О первом руководителе лаборатории при Мавзолее и зав кафедрой Биохимии - Борисе Ильиче Збарском (1885 - 1954 гг.) хочется сказать несколько слов особо, личность довольно интересная. В юности Борис Збарский больше эсерствовал, чем учился. Снимал явочную конспиративную квартиру. В 1901 г. за хранение революционной литературы исключён из гимназии. В статье Абашева В.В. упоминается даже, что "в воспоминаниях Троцкого мелькает решительный и упрямый гимназист, который в 1902 году организовывал нелегальной переход границы для будущего вождя мировой революции. Это был Збарский".
   В 1906 г.  Борис Збарский окончил гимназию экстерном и эмигрировал в Швейцарию, где закончил Женевский университет. Там же работал в биохимической лаборатории Алексея Баха, под руководством которого защитил докторскую диссертацию. В 1912 году Збарский вернулся в Россию, где экстерном сдал экзамены в Петербургском университете.
                                                             
    В годы Первой мировой войны Борис Ильич оказался в поселке Все́володо-Ви́льва Пермской губернии на Урале, где он служил управляющим Барыкинским имением и двумя химическими заводами у вдовы Саввы Тимофеевича Морозова - Зинаиды Григорьевны Резвой (после смерти Морозова, З. Г. вышла замуж за бывшего московского градоначальника генерал-майора Рейнбота А.А., который с началом войны сменил фамилию на Резвый).  З. Г. задумала продать заводы, но для этого необходимо было поправить дела, пришедшие в упадок после смерти мужа, нужен был управляющий - вот им и стал Борис Ильич. В поселок он приехал в ноябре 1915 г. вместе с первой женой Фанни Николаевной Збарской (1884 - 1970 гг) и своим первенцем - сыном Ильей. К себе в помощники по деловой переписке Збарский приглал  Бориса Пастернака, который с радостью согласился, т.к. хотя он был "белобилетником" из-за полученной в детстве травмы, но война затягивалась, начинались переосвидетельствования и отказы в ранее данных отсрочках. Появилась вероятность призыва. Поэтому и родители Пастернака поддержали идею поездки на неведомый Урал. Пастернак приехал в поселок в начале 1916 г.
    Сам Збарский Б.И. писал в своих воспоминаниях - ""Привольная жизнь, отсутствие материальных забот, обилие прислуги (у нас были горничная, кухарка, няня, кучер и дворник). Все это давало много свободного времени Ф[анни] Н[иколаевне], я же мало бывал дома и не мог, поэтому, составлять ей компанию для времяпровождения. Вот почему Ф[анни] Н[иколаевна] особенно настаивала на приглашении к нам проживать друзей". Так в поселке появились литератор Евгений Лундберг (он пробыл в поселке около 3 месяцев) и поэт Борис Пастернак".
                                   Всеволодо-Вильва. Е.Г. Лумберг , Збарские Б.И и Ф.Н. и  Б. Пастернак,. 1916 г.
                            
     Збарский много работал. За восемь месяцев он не только поправил дела на заводах Зинаиды Григорьевны, увеличив количество выпускаемой продукции и наладив поставки, но и совмещал эту работу с научной деятельностью. В марте на заводской лаборатории Всеволодо-Вильвенского завода Борис Збарский открыл технологию производства наркозного хлороформа. Это открытие во время первой мировой войны имело общенациональное значение.
    А в это время между Пастернаком и Збарской назревал роман. Они много времени проводили вместе, лыжные прогулки, катание на санях... Из воспоминаний Збарского - "Большое удовольствие мы получали, когда вечерами Лундберг и Боря читали свои произведения. Боря часто играл на рояле, блестяще импровизируя. Все это было очень мило, трогательно и скрашивало мою душевную тоску в это время. В личной жизни я пережил за время пребывания во Всеволодо-Вильве первую, хотя и небольшую, трещину, так что она явилась первым сигналом последующего краха".
                                                                             Збарская и Пастернак.
                            
    Вскоре, в середине 1916 г. Збарские переезжают в с.Тихие горы Елабужского уезда Вятской губернии, где Борис Збарский  организовал производство медицинского наркозного хлороформа по своему патенту на химических заводах купца Ушкова П.К., а Пастернак до конца июня остается здесь, во Все́володо-Ви́льва, заканчивает дела, а затем  едет в Усолье, в Пермь и  в Молоди, к родителям. В Тихие горы Б. Пастернак приедет только в октябре 1916 г. и Збарский будет подыскивать ему работу не на полный день, чтобы у  Б. Пастернака было время заниматься литературным трудом. Первоначально, он опять живет у Збарских, но вскоре переезжает в дом директора Бондюжских химических заводов - Карпова Л.Я. (в будущем - один из основателей Центральной химической лаборатории ВСНХ РСФСР в Москве, позднее преобразованная в Физико-химический институт им. Л. Я. Карпова). По официальной версии - Карпов приглашает Пастернака заниматься с его старшим сыном Володей и обучать его игре на фортепиано. Но, возможно, была и другая причина, мать Збарского, приехавшая погостить в Тихие горы, обратила внимание сына, что его жена влюблена в Пастернака.
    Понимал это, видимо, и Карпов, с которым в дальнейшем, уже в Москве, Збарский будет работать.
    Да и сам Пастернак в письме от 26 ноября 1916 г. пишет родителям - " Есть и иные, слишком отрадные причины, именующиеся терминологически счастьем, которые делают для меня пребывание здесь - делом тяжелым для моей совести (вы догадаетесь)", а в письме от 9 декабря 1916 года он сообщал родителям, как всегда намеками, о том, что в романе с Фанни Збарской поставлена точка - "Когда-нибудь я вам расскажу про все то, что темными намеками вторгается в последнее время в мои письма к вам. Теперь я сделать этого не могу, да и не вправе. Вам важно знать сейчас, что ничего особенного не произошло и не произойдет…".
                                                         Збарский Б.И. и  Б.Л. Пастернак.
                                           
     А в середине декабря, не без помощи Збарского, Пастернак окончательно получит "белый билет" и ему не будет грозить отправка на фронт. Пастернак покинет Тихие горы в марте 1917 г.
    Известно, что он посвятил несколько стихотворений Фанне Николаевне, а также некоторые исследователи считают ее, одной из возможных прототипов Лары в романе "Доктор Живаго".
    Вскоре переберутся в Москву и Збарские, а трещина, образовавшаяся в отношениях между супругами не без помощи Пастернака еще на Урале, приведет к краху этого брака.  В 1922 г. Фанни Николаевна уйдет от мужа, который ее очень любил. Жалела ли она потом об этом или нет неизвестно, но один из потомков Фанни Збарской говорил, что в их семье фамилия Пастернака была под запретом.
   Пристрастие к химии отца не могло не сказаться на выборе профессионального жизненного пути старшего сына Збарского Б.И. - Ильи. Збарский Илья Борисович (1913 - 2007 гг.) - советский и российский учёный, биохимик, академик РАМН (с 1986), профессор.
                                                      
   Долгие годы связывали Илью Борисовича с этим зданием. Еще во время учебы в МГУ, в 1934 г. Илья Збарский начинает работать по протекции своего отца в лаборатории при Мавзолее В. И. Ленина (сначала ассистентом, а с 1939 по 1952 год - старшим научным сотрудником).
    Фото 1955 - 1965 гг.

    Второй раз Борис Ильич Збарский женился в 1928 году на своей коллеге, Евгении Борисовне, она тоже была биохимиком. В 1931 г. у них родился сын Лев.
    В годы ВОВ, с июля 1941-го по март 1945 года, Збарский вместе с семьей находился в эвакуации в Тюмени, куда был эвакуирован саркофаг с телом Ленина. Выполнял сложную задачу по транспортировке и сохранению тела вождя в неприспособленных для этого условиях. В 1949 г. Б.И. был отправлен в командировку в Болгарию, возглавил работы по бальзамированию коммунистического вождя -  Георгия Димитрова.
    А в 1952 г. Збарский и его жена были арестованы по т.н. "делу врачей-убийц", но в итоге оба они были освобождены уже после смерти Сталина, в декабре 1953 г. По воспоминаниям их соседа по дому - "они были отпущены в один день с разницей в два часа". А менее чем через год - 7 октября 1954 года - Борис Збарский скончается .
    Младший сын Збарского Лев Ильич Збарский (1931 - 2016 гг.) стал художником, и прямого отношения  к этому зданию не имеет, за исключением того, что рисовать он стал в Тюмени, там же для него нашли учителя рисования, который во весь период эвакуации давал ему уроки. Не могу удержаться, чтобы не сказать и несколько слов о нем.
                                                       
    В юности Лев Збарский был популярен и как художник, и как оригинальный человек, вращался в богемной тусовке и был одним из представителей т.н. "золотой молодежи". Первый раз он женился на знаменитой в свое время манекенщице Регине Колесниковой (больше известной, как Регина Збарская), от нее ушел к актрисе Марианне Вертинской (дочери знаменитого перца и артиста А.Н.Вертинского), но женился второй раз на другой актрисе Людмиле Максаковой. От этого брака родился сын Максим, внук Бориса Ильича Збарского. В свою очередь Максим Збарский является сводным братом, ныне часто упоминаемой в СМИ, Марии Максаковой (!). Лев Збарский эмигрировал в США. стал там довольно известным художником, скончался в 2016 г.
    Но вернемся к нашему зданию. Историк Николай Добрюха в своей книге "Как убивали Сталина" ссылаясь на неназванного ученого, работника этой лаборатории, пишет, что вскрытие и бальзамирование тела Сталина происходило тоже в этом здании, на Садовой-Кудринской, 3. По официальным документам бальзамировал тело Сталина Мардашев С.Р., а помогал ему Дебов С.С. - будущие руководители лаборатории (Збарский Б.И. в это время сидел).
    Лаборатория при Мавзолее просуществовала здесь  до 1974 г. пока для нее не выстроили отдельное здание на ул. Красина. При Мардашеве в этом доме располагалась лаборатория энзимологии (позднее преобразованная в одноименный институт). В годы перестройки, здание арендовал Всемирный банк, который провел в нем ремонт на свой вкус.
    Современный вид здания.

    Сейчас в нем располагается кафедра иностранных языков Первого медицинсого университета им. И.М. Сеченова .
    По воспоминаниям одного из сотрудников - "В подвале здания стоял еще до недавнего времени большой генератор-преобразователь переменного тока в постоянный с дореволюционной надписью "Всеобщая электрическая компания", т.е. в переводе на басурманский язык - Дженерал электрик. Зачем барышням надо было преобразовывать ток из одного вида в другой - загадка для меня".
   На сайте ПастВью упоминается, что сам Збарский Б.И. жил какое-то время в угловом доме, о котором я рассказывала в самом начале поста - "Это здание входило в комплекс Института Мозга, в нём в коммуналках жили сотрудники. В частности, жил и профессор Збарский - правда, не долго...". Насколько достоверна эта информация и в какие годы он там жил - не знаю. Подтверждения я ей не нашла.
    Двухэтажное здание, стоящее во дворе д. №3с1  не сохранилось.

     Садовая-Кудринская улица. Нечетная (внешняя) сторона СК. Часть 2.

     Другие достопримечательности. Оглавление.

     Использованы материалы: http://starosti.ru/archive.php?m=4&y=1906 ; http://geppener.ru/%D1%81%D1%82%D1%80%D0%BE%D0%B8%D1%82%D0%B5%D0%BB%D1%8C-%D0%B3%D0%B8%D0%BC%D0%BD%D0%B0%D0%B7%D0%B8%D0%B9-%D0%B8-%D1%83%D1%87%D0%B8%D0%BB%D0%B8%D1%89 ; http://medbook.ru/blog/16629 ; https://profilib.com/chtenie/157021/nikolay-dobryukha-kak-ubivali-stalina-132.php : http://cvetaeva.net/posts/39-elabuga-v-sudbe-pasternaka.html ; http://www.dompasternaka.ru/library/detail.php?id=1050 ; http://politinform.su/novosti-kultury/22495-istorii-lyubvi-pasternak-i-zbarskaya.html и др.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments