vladimirtan (vladimirtan) wrote,
vladimirtan
vladimirtan

Category:

Система поселений шведского времени и планировка Санкт-Петербурга при Петре I.


В том месте где Нева встречается с рекой Охта, на небольшом мысу, которые по местной традиции называются «стрелка», Швеция, на приневских землях, отошедших к ней по Столбовскому мирному договору строит город Ниен и крепость Ниеншанц.
Позже, через 86 лет, Россия ведомая гением Петра Великого возвращает себе эти земли… Но вот что интересно, в общественном сознании эти места прочно утвердились как полностью пустынные, в которых никто и никогда не жил. Есть такой миф в нашем обществе, но это не так. Когда-то это была обширная Водская пятина Новгорода Великого в которой кипела торговля и жизнь, после того как здесь обосновались шведы жизнь здесь конечно изменилась, но не исчезла. А вот о том, какой она была, в своём очерке рассказывает профессор Санкт-Петербургского государственного архитектурно-строительного университета, доктор архитектуры, Сергей Владимирович Семенцов. Этот очерк вошёл в книгу Шведы на берегах Невы (Svenskarna vid Nevans strander). Издание подготовлено Шведским Институтом (Стокгольм) и Балтийским Гуманитарным Фондом (Санкт-Петербург). Отпечатано в типографии Скутс, Треллеборг, 1998 год (Skogs Boktryckeri AB, Trelleborg, 1998), ISBN 91-520-05154…


Территории современного Петербурга с ближайшими пригородами имеет многовековую историю заселения и хозяйственного освоения. Однако здесь мы ограничиваем нашу тему выявлением системы расселения на территориях Приневья в 17 веке изучением конкретных планировочных элементов градостроительной ткани Петербурга времён Петра Первого и определением влияния системы расселения шведского периода на градостроительные особенности формирующегося Петербурга.
Для этого необходимо объединить градостроительный анализ, картографические и планографические материалы со сведениями архивных документов, писцовых, оброчных и других книг. К сожалению, тексты архивных документов нелегко отождествить с планами и картами, а сами карты 17 века часто выполнены с большими неточностями. Это привело нас к необходимости разработки специальной методики расшифровки разнохарактерных источников, их совмещения с современными картами и планами.
Утвердившееся со времён Петра Первого мнение, что Петербург основан на пустынном незаселённом месте, не соответствует историческим данным. В 1825 году, через 100 лет после смерти Петра Первого, шведское правительство передало России чертежи и сопутствующие документы, выполненные шведскими землемерами в середине и конце 17 века. Уже в 1827 году в Военно-топографическом депо под руководством генерал-майора Ф.Ф. Шуберта штабс-капитан Бергенгейм первым создал первую в российской историографии карту, показывающую заселение Приневских земель в 1676 году. В 1834 году была составлена ещё одна карта, показывающая заселение территорий на 1700-1702 года — «за год до основания» Санкт-Петербурга. А в 1841 году полковник Бодиско привёз из шведских архивов Стокгольма большую серию подлинных рукописных военных и землемерческих карт и планов 17-18 веков, из которых составили огромный альбом, ныне хранящийся в Библиотеке Российской Академии наук. Среди этих карт есть подробные рукописные карты Приневья, Финляндии, Швеции.

Фото: герб Санкт-Петербурга при Петре

В 1846 году все эти данные были использованы специалистами Военно-топографического депо при составлении знаменитого атласа «Планы Санкт-Петербурга», в котором появилась карта Приневья на 1700 год. Затем этот материал использовали Н.И. Цылов (в 1850 и 1853 годах) при подготовке и переиздании своего исторического атласа, а также Н.Г. Устрялов (в 1858-1859 годах) в процессе создания многотомной «истории царствования Петра Великого», В 1859-1862 годах Археографическая комиссия предприняла попытку опубликовать поземельные книги Ингерманландии 1618-1623 годов. К сожалению, в Санкт-Петербурге удалось издать лишь часть полученных из Швеции материалов. В 1864 году часть архивов по Ингерманландии была передана в Государственный архив Финляндии (Хельсинки). С тех лет возросло внимание исследователей к истории Приневья 17 века. Здесь можно упомянуть труды К. Ширрсиа, О.А. Форстрёма, К. Бонсдорфа, К.И. Якубова.
В начале 20 века была выпущена монография А.И. Гиппинга, посвящённая истории заселения Невских земель и основания Ниеншаица. Вслед за этим, в 1913 и 1916 годах А.С. Лаппо-Данилевский издал собранные А.И. Гиппингом и А.А. Куником в шведских архивах документальные сведения, планы Ниена и Ниеншанца, карты Невы и прилегающих территорий. Среди авторов довоенного периода можно упомянуть А.И. Андреева и X. Сеппа.
С конца 1940-х годов в отечественной науке и за рубежами России начался новый этап изучения шведского периода жизни Приневского края. Важнейшее место здесь занимают исследования С.С. Гадзяцкого, а особенно издание в 1953 году Лео Багровым и Харальдом Келином атласа карт Невы и прилегающих районов из шведских архивов. В 1970-е года снова обозначился интерес к этой теме. За последние десятилетия появилось немало ярких работ и публикаций. Следует напомнить работы И.П. Шаскольского, В.Е. Возгрииа, Ю.Н. Беспятых, П.Е. Сорокина, С.Б. Горбатенко, Г.Г. Приамурского, С.В. Трофимова, A.M. Шарымова, Т.А. Славиной, Л.А. Андреевой, М.И. Коляды, Е.В. Кондратьевой, А.Н. Кириичникова, Е.А. Кальюнди, М.И. Мильчика и других. Среди последних работ зарубежных исследователей можно отметить статью Уллы Эрснсверд, посвящённую картографии Ингерманландии шведских времён, а также книгу Сауло Кепсу «Петербург до Петербурга», получившую Анциферовскую премию 1996 года.

Фото: расселение на приневских землях в конце 17 века
Система расселения на приневских землях в конце 17 века. Реконструкция автора.

В новгородско-московский период (14-16 века) территория будущего Петербурга с ближайшими пригородами входила в Водскую пятину и охватывала пять погостов Ореховского уезда (Спасской Городенской, Воздвиженской Корбосельской, Ильинской Келтушской, Введенской Дудеровской, Никольской Ижорской), а также два погоста Копорского уезда (Покровской Дятелинской и Дмитриевской Кипенской). Здесь находились город-крепость Орешек, почти 1000 поселений и развитая система сухопутных дорог и водных путей.
В шведский период сохранились общие принципы более раннего разделения территорий, но были проведены существенные изменения в конкретном административно-территориальном делении. Уезды иовгородско-московского периода превратились в лены (La[h]n), а погосты либо остались погостами (Pogosl), либо стали подразделяться и называться приходами или волостями (Sochn = Socken). Рассматриваемые территории относились к Нотеборгскому и Капорскому ленам (Notheborgs Lahn, Capurie Lahn). В Нотеборгском лене нас интересуют Спасской и Карбосельской погосты, Киелтиспогост, ингрис-погост (Spasskoj Pogost, Korboselskoj Pogost, Kieltis Pogost, Ingris Pogost)ингрис-погост включал приходы Славянка, Ингрис, Лисилла (Slavanska Sochn, Ingris Sochn, Lisilla Sochn). В состав Капорского лена входили Детлинской, Восточный Калгалский, Дудеровский и Кеппина погосты (Dctlinskoj Pogost, Oster Kalgals Pogost, Kcppina Pogost, Duelers Pogost). Как само административнотерриториальное деление, так и границы территориальных образований в определённой мере отличались от дошведских. В шведский период здесь было два города — Нотеборг и Ниен (Notheborg, Nyen), до 500 поселений, вполне сформировавшаяся и развитая система дорог общегосударственного значения, местных просёлочных дорог и проездов, а также развитая сеть водных путей.

Фото: дороги 15-17 веков в Петербурге
Фрагменты дорог 15-17 веков в Санкт-Петербурге.

Уже с 1580-х годов приневские земли находились в реальном управлении Шведского государства. Так, в 1582 г. московские дьяки Елизарий Старой и Семён Киселёв не смогли выполнить перепись Ореховского, Корельского, Копорского и других уездов и Ямского окологородья из-за того, «что стояли под Орешком и под Ладогою немецкие люди» (т.е шведы), а также «в Короле и к Копорыо и к Яме». Уже в это время под шведами находились в Ореховском уезде все восемь погостов, в Новгородском уезде один погост, в Ладожском уезде — 4 погоста, в Ямском уезде — Ямское окологородье и 3 погоста, в Копорском уезде — 15 погостов, в Корельском уезде — 7 погостов. Всего 38 погостов Новгородской земли.
В 1617 году в соответствии со Столбовским договором эти земли официально отошли к Шведскому государству, что коренным образом изменило земельную политику в Приневье.
Шведское правительство для привлечения на государственную и гражданскую службу офицеров и генералов проводило политику массовой раздачи земель во владение и аренду. Территории Ингерманландии были для этих целей очень кстати. Уже с 1618 года земли Ингерманландии стали отбираться (и очень интенсивно) в собственность шведской короны. В 1622 году правительство предприняло попытку привлечь к новому заселению Ингерманландии дворян и богатых жителей Северной Германии из Мекленбурга, Дитмаршена, Бремена.
По специальному «ингерманландскому ландсакту» Густава Второго Адольфа немецкие дворяне должны были получать все права дворян Швеции, всем пожелавшим переехать сюда предоставлялись льготы. При этом земли для переселенцев должны быть освобождены от остававшегося коренного русского или ижорского населения, которое намечено было из этих мест просто изгнать.

Фото: реальная застройка Петербурга в конце 1724 года
Реальная застройка Санкт-Петербурга в конце 1724 года.

Лишь немногие русские остались в своих владениях, среди них можно упомянуть Фёдора Аминова, Михаила Клементсева, Фёдора Лугменова, Ивана Исупова, Василия Бутурлина и др. Русским дворянам, оставшимся под властью шведской короны, были пожалованы права шведского дворянства, но их землевладения на протяжении всего 17 века неуклонно уменьшались.
Одновременно шли процессы массовой замены коренного населения края. Вместо русских, которые толпами бежали в Россию, сюда прибывало финское крестьянское население из Восточной Финляндии, в основном, из Саволакса и Эврепя. В результате миграционной политики коренным образом изменилась этническая структура крестьянского населения. Если в Ингерманландии в целом доля русского крестьянского населения сократилась с 89,5% в 1618-1623 годах до 26,2% в 1695 годлу, то непосредственно в Нотеборгском лене это сокращение было ещё более стремительным: с 63,4% в 1618-1623 годах до всего 5,7% в 1695 году. При этом в Нотеборгском лене в 1695 году доля крестьян-финнов и шведов достигла 92,5%. Финны часто расселялись на местах заброшенных русских деревень, используя уже освоенные земли.
После 1660-х годов происходили многочисленные попытки замены старинных топонимов русского происхождения на новые, чаще всего финские.



Всё крестьянское население



человек



Работоспособное население (12-60 лет)



общая численность



человек/%



с фнск. и швд. фамилиями



человек/%



с русскими фамилиями



человек/%



с неясными фамилиями



человек/%



с неясными фамилиями



человек/%


В 1618-1623 г. ВСЕГО (включая Ивангородский, Ямский, Копорский,
Нотеборгский лены)


Нотеборгский лен






/100,0



/100,0





/10,5



/36,6





/89,5



/63,4




В 1641 г. ВСЕГО (включая Ивангородский, Ямский, Копорский,
Нотеборгекий лены)


Копорский лен



Нотеборгекий лен




около 38800




8090/100,0




19295/100,0



7966/100,0



4752/58,7




6801/35,2



1435/18,0



3290/40,7




12319/63,9



6459/81,1



24/0,3




97/0,5



56/0,7



24/0,3





78/0,4



16/0,2


В 1695 г. ВСЕГО (включая Ивангородский, Ямский, Копорский,
Нотеборгекий лены)


Копорский лен



Нотеборгекий лен




около 62400




31167/100,0



14900/100,0



11599/100,0




22347/71,7



8970/60,2



10729/92,5




8166/26,2



5646/37,9



661/5,7




125/0.4



60/0,4



23/0,2




529/1,7



224/1,5



186/1,6

Крестьянское население Ингерманландии в 17 веке

Таким образом, к концу 17 века территория Приневья была вновь обжита.

далее здесь

Tags: Петербург, история
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments