vladimirtan (vladimirtan) wrote,
vladimirtan
vladimirtan

Categories:

Наступление Тет, или как Вьетнам успешно вмешался в выборы в США




Историки делят американскую войну во Вьетнаме на два периода — до наступления в праздник Тет и после. При этом оба противника удивительно единодушны в своей оценке: это было ужасное военное поражение Северного Вьетнама и одновременно… его крупнейший успех, который определил исход войны. Как так вышло, сейчас расскажем.


Праздник первого утра

Наступление войск северян было неожиданным. Тет нгуен дан, «Праздник первого утра», который начинается сразу после лунного нового года, — один из главных во вьетнамском календаре. Обычно это время перемирий.

На этот раз коммунисты решили воспользоваться тем, что солдаты южного Вьетнама разъезжаются по домам праздновать, и нанесли удар. В ночь на 31 января 1968 года партизаны Вьетконга и войска северян атаковали 36 провинциальных и 34 уездных центра, а также столицу южан — Сайгон.


Уличные бои в Сайгоне

Бои вспыхнули одновременно по всей территории Южного Вьетнама. Это шокировало американских военных и южновьетнамское командование. Однако в течение нескольких дней они сумели не только отбить атаки, но и перейти в контрнаступление. Единственный город, который северянам удалось захватить, — Хюэ. Но и оттуда их полностью выбили уже 3 марта.

Помимо городов, партизаны подняли сотни восстаний в сельской местности. Они нападали на местные гарнизоны и блокпосты южновьетнамской армии и войск США. Но итог был тот же — атаки провалились.

Вопреки планам политической верхушки Северного Вьетнама, наступление не вызвало народного восстания против «американского империализма и его сайгонских марионеток».

Население в буквальном смысле устало от войны и готово было мириться с любым режимом — хоть проамериканским, хоть промарсианским, —
лишь бы их перестали бомбить и расстреливать.

Кроме того, в минус коммунистам пошли две вещи: военное наступление, «когда все нормальные люди празднуют», и расстрел почти трёх тысяч жителей Хюэ, которых скопом сочли «врагами нации». Это укрепило режим Нгуена Ван Тхьеу, хотя казалось, его уже ничто не спасёт.


Хюэ, 1968 год


И тем не менее, наступление достигло своих целей — Вашингтон изменил свою политику во Вьетнаме.

Разногласия в стане коммунистов


Подготовка плана «генерального наступления — генерального восстания» (так он именовался официально) началась задолго до 1968 года. И без эксцессов дело не обошлось. У северян сразу же обозначилось два лагеря: умеренный (просоветский) и «ястребы» (прокитайский).

Умеренные предлагали сосредоточиться на строительстве социализма на Севере. То есть сделать упор на экономику, на кооперацию с СССР и соцлагерем — заняться строительством городов, научных центров, модернизацией промышленности. А для этого требовалось заключить мирный договор с США и с Южным Вьетнамом.

Армии в этой конструкции отводилась, по большей части, сдерживающая роль. Под командованием грамотных, обученных в СССР и странах соцлагеря офицеров, она должна была стать профессиональной, доверху забитой современным оружием (естественно, советским).




Мериться мускулами с Югом предлагалось на экономическом поприще. Тем более, что каждой вьетнамской козе было известно: Юг давно сожран коррупцией, в деревнях массовая нищета, население ненавидит местный режим. Чтобы усилить давление, умеренные предлагали помогать партизанам-вьетконговцам, но так, чтобы не слишком сильно напрягать свою экономику. Тем более, что она на тот момент тоже была «не алё» и разве что на ладан не дышала.

«Ястребы» от такой программы заходились в истерике. Социализм предлагалось строить только после военной победы над южанами и американцами.

При этом никакой кооперации с этими гнусными ревизионистами из СССР. Даёшь Сайгон и военную автаркию!

С военной точки зрения умеренных представлял прославленный полководец, министр обороны Во Нгуен Зяп. Лидером «ястребов» был генерал Нгуен Ти Тхань. Между ними весь 1966-й и 1967-й год велась очень резкая дискуссия на страницах военной и гражданской прессы.

Товарищ Зяп нам больше не товарищ


Зяп настаивал на активном использовании партизан, инфильтрации территории Юга небольшими подразделениями и недопущения вовлечения армии Севера в полномасштабную войну. Он считал, что американцы просто раскатают своих противников, пользуясь господством в воздухе и абсолютным военным превосходством. К тому же Север не выдержит войны на истощение, которую вёл командующий американскими силами на Юге генерал Уэстморленд.

Тхань же пользовался открытой поддержкой со стороны первых лиц вьетнамского Политбюро и негласной — со стороны Пекина. Аргументация с его стороны носила вид откровенной демагогии. Криков о том, что «народ нас поддержит, заграница нас не забудет» было в его доводах очень много, а военных расчётов — ничтожно мало. Экономический эффект от масштабного разрушения промышленности на севере Тхань в  hасчёт не принимал: мол, нам и так помогают более 300 тысяч китайцев, весь Китай за нас, как-нибудь справимся.


Понятное дело, в публичной дискуссии Зяп раскатал Тханя в тонкий блин. Армия в массе своей была за Зяпа, а вот политическое руководство — нет.


Генерал Во Нгуен Зяп


В итоге политверхушка просто приняла решение начать планирование кампании без Зяпа и его людей. К разработке, по ряду данных, привлекли и китайцев. А вот с противниками плана кампании поступили просто — их начали вычищать из армии и из партии.

До широкомасштабных репрессий дело не дошло. И всё же четыре волны чисток выбили из механизма принятия решений несколько тысяч человек. Большинство из них оказалось либо под домашним арестом, либо в тюрьме. В их рядах были секретари ЦК, высокопоставленные служащие министерств, масса армейских офицеров.

Чистки открыли дорогу «ястребам»: теперь никто не мог помешать нанесению масштабного удара по Югу. Даже сердечный приступ, скоропостижно отправивший Тханя в могилу сразу после утверждения плана наступления. Весь вопрос — когда?

Вчера было рано, завтра будет поздно


Поначалу никто не собирался начинать наступление в Новый год. Удар планировали нанести раньше, ещё в 1967 году, затем позже. Но в итоге приняли во внимание ряд доводов. Во-первых, «южане» в Тет разъезжались квасить по домам, и на несколько дней южновьетнамская армия буквально переставала существовать.

Во-вторых, армия США и её союзники чисто физически не могли бы прикрыть все участки будущих боев. С ними вьетнамцы уже перестреливались в Тет, так что было понятно, чего от них можно ожидать.

В-третьих, в США происходила предвыборная гонка. Наступление должно было нанести серьёзный урон американским войскам.

Желательно, такой, чтобы по ту сторону Тихого  океана все поняли, к чему приведёт продолжение  войны в негостеприимном Индокитае. А именно — к морю гробов и миллиардам долларов, пущенным на ветер.




По большому счёту, в отношении американцев Северный Вьетнам вёл и военную, и психологическую кампании одновременно. Последняя должна была так повлиять на президентские выборы, чтобы принудить американцев снизить поддержку своему южному союзнику. А в идеале — заставить вывести войска.

Впрочем, о таких высоких материях задумывались только самые умные. Многие вьетнамские генералы вообще были уверены, что сейчас разгромят американцев в открытом бою. Ибо никто не сможет сдержать мощный вьетнамский порыв.

Слабоумие и отвага


Итогом этой тактики стал полный разгром и деморализация Вьетконга, который, после наступления Тет практически перестал играть самостоятельную роль в войне. Зато «выстрелила» именно психологическая цель кампании. Кадры штурма американского посольства в прямом эфире шокировали граждан США. Tet Offensive 1968, US Embassy Saigon fighting



Вдобавок Уэстморленд запросил дополнительные сотни тысяч призывников во Вьетнам. Это был конец. До того момента смотревший на войну, жуя попкорн, американский обыватель ринулся к своим политикам с криками «Нет войне! Выведем наших солдат из Вьетнама».

Итоги провального наступления сложно переоценить. После выборов 1968 года США взяли курс на сокращение своего военного присутствия во Вьетнаме. Это означало стратегическую победу Севера. Однако у неё были и другие последствия.

Вместо партизанских действий разгромленного Вьетконга, Север вынужденно перешёл к настоящей войне, в которую вовлёк Лаос и Камбоджу. Через последнюю он все активней перебрасывал военные подразделения на Юг. США в ответ начали кампанию бомбардировок, которая в 1970-1972 годах просто выбомбит к чертям весь восток Камбоджи. И знаете что? Благодаря этому к власти придёт Пол Пот. Который потом устроит полномасштабный геноцид, а заодно будет набегать на объединённый Вьетнам. И социалистическому Вьетнаму придётся устроить блицкриг соседям. Просто чтобы ликвидировать нежданные последствия своего тетского наступления.

Фарид Мамедов
источник

Tags: Вьетнам, война
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments