vladimirtan (vladimirtan) wrote,
vladimirtan
vladimirtan

Category:

Как генерал Апанасенко в 1941 году обматерил Сталина и остался жив


Часто можно услышать, что товарищ Сталин обладал скверным характером, не терпел даже малейших возражений, поэтому все его приказы неуклонно исполнялись и обсуждению не подлежали. Ну а уж если кто-то настаивал на своём мнении, то такой наглец очень скоро оказывался в тюремной камере на Лубянке.

Возможно, что так оно и было. Но бывали и другие случаи, когда человек не только мог поспорить с «кремлёвским горцем», но и открыто послать его «на три буквы». Именно так и поступил генерал Апанасенко в 1941 году, в тяжелейшей для Советского Союза ситуации. Так что же произошло между Сталиным и Апанасенко?


И. Апанасенко


О военачальнике РККА Иосифе Апанасенко сейчас вспоминают редко, хотя даже его смерть заслуживает внимания – он был одним из 4 советских генералов армии, погибших на Великой Отечественной войне. Наиболее известен эпизод карьеры Апанасенко, случившийся в 1941 году. Генерал, имевший репутацию «самодура», позволил себе грубую выходку по отношению к самому Иосифу Сталину.



Беседа в Кремле

В октябре 1941 года 51-летний командующий Дальневосточным фронтом Иосиф Апанасенко получил приглашение прибыть в Москву – на ковер к верховному главнокомандующему. Генерал не мог знать, что за несколько месяцев до этого Сталину принесли донос. Первый секретарь Хабаровского крайкома партии Геннадий Борков пожаловался вождю на то, что Апанасенко не может найти общий язык с одним из членов Военного совета фронта, считая себя якобы полновластным «хозяином» Дальнего Востока.

Также краевой руководитель обвинял командующего в «самовлюбленности, граничащей с самодурством», грубости и невыдержанности, приводил примеры злоупотреблений Апанасенко. Получив такое послание, Сталин, вероятно, был настроен по отношению к генералу весьма настороженно, хотя и ответил Боркову, что «Апанасенко хороший вояка», превосходящий своих предшественников.


Свидетельствует Г. А. Борков. Осенью 1941 г. ему позвонил Сталин и сообщил о тяжелейшей обстановке под Москвой. Сталин сказал: «Убедительно прошу тебя, немедленно вылетай в Москву, возьми с собой Апанасенко, уговори его быть податливым, чтобы не артачился, я его упрямство знаю».


И. Сталин


Е. Борков, И. Апанасенко и командующий Тихоокеанским флотом И. Юмашев прибыли в Москву в самых первых числах октября 1941 года. Разговор в Кремле получился сложным. Свидетелем беседы стал как раз Борков. Именно секретарю крайкома приписывается красочный рассказ об этой встрече, помещённый в книге Федора Моргуна «Задолго до салютов». Основной темой беседы была переброска под Москву дальневосточных частей (которые вошли в историю как «сибирские дивизии»).

Апанасенко не возражал. Он аккуратно записал номера воинских частей, которые нужно было передислоцировать к Москве, и прямо из сталинского кабинета отправил шифровку своему заместителю о немедленном исполнении приказа. Это были те самые знаменитые «сибирские дивизии», которые и остановили врага на подступах к столице.


Уже в конце разговора Сталин поинтересовался, сколько в распоряжении Дальневосточного фронта имеется противотанковых пушек. Апанасенко ответил (пушек, кстати, было немного). И Иосиф Виссарионович приказал отправить пушки для обороны Москвы. Реакцию генерала Борков описывает так:


«И тут вдруг стакан с чаем, стоящий напротив Апанасенко, полетел по длинному столу влево, стул под генералом как бы отпрыгнул назад. Апанасенко отскочил от стола и закричал: “Ты что? Ты что делаешь?!! МАТЬ ТВОЮ ТАК-ПЕРЕТАК!.. А если японец нападет, чем буду защищать Дальний Восток? Этими лампасами?! — и ударил себя руками по бокам. – Снимай с должности, расстреливай, орудий не отдам!”. Я обомлел. Пронзила мысль – это конец, сейчас позовет людей Берии, и погибнем оба».
Но, к удивлению Боркова, товарищ Сталин людей Берии не позвал, и вообще постарался спустить всё «на тормозах», сказав: «Успокойся, успокойся, товарищ Апанасенко! Стоит ли так волноваться из-за этих пушек? Оставь их себе». — миролюбиво сказал «отец народов». Возможно, объяснение этого факта кроется не только в рациональности мнения генерала. Сталин сам зачастую грубо обращался с людьми и мог по психологическим причинам симпатизировать тем, кто вёл себя аналогичным образом.


Генерал армии И. Апанасенко

Несостоявшийся маршал

Недовольные тяжелым стилем управления Апанасенко, дальневосточные чиновники, еще несколько лет строчили на него доносы. Среди обвинений было и откровенно нелепое – о том, что Апанасенко якобы планирует отделить Дальний Восток от СССР и сделаться «царём». Однако карьере руководителя это не помешало. Генерал проявил себя как энергичный организатор обороны. Поэтому он оставался на Дальнем Востоке до тех пор, пока не стало ясно, что нападение японцев исключено. В 1943 году Сталин поручил ему новую задачу, уже на немецком фронте.


Генерал Апанасенко (крайний слева) на Воронежском фронте

«Скажи, кому я еще так доверял, как тебе? Ну, скажи! Не скажешь! Потому что никому», — заверил вождь Апанасенко перед назначением на запад (цитируется по книге Бориса Соколова «Тайны Второй мировой»). Так генерал вступил в последнюю должность – заместителя командующего Воронежским фронтом. Можно предположить, что его ждали погоны маршала и, возможно, высокие чины в Москве.




Г. Жуков на месте захоронения генерала И. Апанасенко

Однако жизнь сталинского «фаворита»   оборвал осколок фашистской бомбы  под Белгородом на Курской дуге -  генерал часто выезжал на передовую, и 5 августа 1943 г. он был смертельно ранен во время авианалёта. Похоронен он был в Белгороде. Проводить Апанасенко в последний путь пришли все жители только что освобождённого города. Даже маршал Жуков счёл своим долгом посетить могилу генерала.




Памятник И. Апанасенко в Белгороде, 1949 г.


Вот такая вот примечательная история...

@
Tags: Великая Отечественная война, личность
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments